Два человека приблизили Красноярский край к вершинам коррупции

Средний уровень взяток в регионе увеличился многократно

09.12.2015 в 10:39, просмотров: 3395

Международный день борьбы с коррупцией, который приходится на 9 декабря, красноярские правоохранительные ведомства отметили звучными цифрами. На вечную, похоже, для России тему отчитался и прокурор края Михаил Савчин. Он привёл удручающую статистику: в этом году выявлена 181 взятка. В прошлом году их было 156.

Два человека приблизили Красноярский край к вершинам коррупции
Фото: Соня Гуггенхейм

Два взяточника ухудшили криминальную картину

Понятно, что правоохранители, в том числе контролирующая их деятельность прокуратура, занимаются искоренением зла не один день в году. Например, антикоррупционной экспертизе подлежат все законодательные акты. И федеральные, и региональные, и муниципальные чиновники находятся под неусыпным и карающим оком борцов с мздоимством и казнокрадством. Однако на общую картину преступлений, похоже, все эти колоссальные усилия не слишком влияют. За 2015 год в крае насчитали 7,3 тысячи преступлений коррупционной направленности. Как ни парадоксально, львиная их доля приходится на полунищие сферы – образование и медицину.

Известно, как промышляют учителя и врачи. Первые в статусе руководителей школ, что следует из регулярной криминальной хроники, занимаются приписками и оформляют на службу в школу «мертвые души» - техничек, сторожей, методистов, - чтобы получать их зарплаты. Доктора, как правило, берут мзду за незаконные выписки листов нетрудоспособности. Причем и в тех, и в других случаях суммы незаконно присвоенных заработков составляют, фигурально говоря, сущие копейки – несколько тысяч «деревянных». Это широко распространенное явление принято называть также «бытовой» коррупцией, к которой так терпимы наши граждане. Изменений тут, похоже, в ближайшие годы не предвидится.

Единственное, на что остаётся уповать правоохранителям – это укрепление морально-этических норм, которые, по словам прокурора, в последнее время изрядно подпорчены и находятся в состоянии упадка. В некоторых странах для борьбы с взятками применяются довольно жёсткие меры, вплоть до казни. Однако к «бытовой» коррупции такой радикализм вряд ли применим.

Другое дело крупные чиновники-казнокрады. Кстати, в Красноярском крае парочка таких «отщепенцев» (один из них пока находится в статусе подозреваемого) взяла настолько по-крупному, что повысила в 17 раз размер средней взятки. То есть в прошлом году среднестатистическая взятка равнялась шести тысячам рублей, а в этом переросла сотню тысяч. Как говорится, почувствуйте разницу…

На вопрос, какие именно факторы повлияли на рост, которому позавидует любой сектор экономики и ВВП в целом, Михаил Савчин пояснил, что на приращении сказались криминальные действия двух чиновников. Экс-заместитель министра экономического развития, инвестиций и внешних связей краевого правительства Надежда Маршалкина сейчас находится в СИЗО Красноярска. Ее арестовали после того, как некий предприниматель (по словам прокурора, в ее уголовном деле он проходит как свидетель) по сути «сдал» Маршалкину правоохранителям. Сама чиновница на суде пояснила, что это - месть бизнесмена, который был чуть ли не другом семьи. Маршалкина, будучи директором госпредприятия «Дирекция по комплексному развитию Нижнего Приангарья», задекларировала в 2014 году автомобиль премиум-класса марки Мерседес. Сейчас объект проходит как вещдок стоимостью в 3 миллиона рублей и служит доказательством части взятки. Вторая часть – 14 млн рублей - по версии следствия, была перечислена на расчетный счет ООО, которым владела сама Маршалкина на пару с мужем-коммерсантом. Как заявляли в МВД, эти средства являлись 10-процентным откатом за заключение госконтракта с взяткодателем.

Почему явно опытная чиновница внесла предполагаемую взятку в декларацию о доходах, оформив спорный автомобиль на свое имя? Неужели благоглупость? Или вера в то, что декларации никто не будет проверять? Или уверенность в преданности бизнес-партнера? Так или иначе, «казус Маршалкиной» вряд ли можно записать на счет эффективной борьбы с коррупционерами. Скорее можно предположить, что взяткодатель сдал свою подругу из личных соображений, использовав «тренд антикоррупции».

Второй чиновник, чьи аппетиты сказалась на средней величине взяток в регионе – осужденный экс-глава администрации города Назарово Игорь Сухоруков. Ему присудили штраф в 9 млн рублей за взятку в 1,8 млн. Эти средства он получил в качестве 10-процентного отката от застройщика местного детского сада.

Где посадки?

Пальму первенства среди получателей взяток можно примерять по-разному. К примеру, по уровню наказания. В этом случае она принадлежит бывшему… лесничему.

Экс-руководитель краевого госпредприятия «Минусинское лесничество» Алексей Водин обвинялся в начале этого года в получении дорогой лодки «Пиранья-3» и автомобиля за отведение лесосек некому предпринимателю. Не чурался лесничий и денежных подношений. Сторона обвинения доказала шесть случаев получения Водиным откатов на сумму 4,5 млн рублей. Причем, как пояснили в прокуратуре, одну из взяток (2,7 млн) он потратил на жилой дом, а еще полмиллиона - на снегоход. Водин был признан виновным и получил 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима с лишением права занимать руководящие должности. Внушительным оказался и штраф – 183 миллиона рублей.

Кроме нашумевших случаев в отчет правоохранителей вошли дела помельче.

Среди чиновников всех рангов выявлено 35 предполагаемых преступников. В их числе - ещё два замминистра. Продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по признакам «воспрепятствования законной предпринимательской деятельности» против первого заместителя министра промышленности, энергетики и торговли Красноярского края Александра Климина. Уголовное дело против Юрия Панчука также связано с лесным хозяйством - следствие подозревает, что в 2014 году чиновник, будучи начальником отдела краевого минприроды, подписал акты осмотра и приёмки работ по уборке территории одного из краевых лесничеств. Хотя уборка в лесу, согласно представленным чиновником документам, стоила краю 17,7 млн рублей, следствие подозревает, что эта дорогостоящая процедура так и не состоялась.

В списке жуликов имеются исполняющий обязанности главы администрации одного из городов края, шесть глав или их замов сельских и поселковых советов, два депутата райсоветов, а также три сотрудника краевого правительства и руководитель одной из служб края. Все эти люди представили недостоверные сведения о доходах.

Благодаря усилиям правоохранительных ведомств, включая ФСБ, СК РФ и полицию, на скамью подсудимых отправилось почти полторы сотни коррупционеров, находившихся на государственной или муниципальной службе: главы районов, сотрудники надзорных органов, МВД, службы судебных приставов. Но реальные сроки лишения свободы - от трёх месяцев до 14 лет - получили только 13 чиновников.

Впрочем, Михаил Савчин сообщил, что, например, по 32 уголовным делам взыскано с криминалитета около 109 тысяч рублей - после конфискации имущества. Эту меру наказания, по словам прокурора, надо практиковать чаще.

Четвертые по взяткам в стране

Несмотря на наказания, воровать чиновники и другие коррупционеры меньше не стали. Так, по данным сайта правовой статистики при Генеральной прокуратуре России, Красноярский край поднялся на четвертое место по получению взяток и на 41-е - по их даче.

В краевой прокуратуре уверены, что это свидетельствует не столько о высоком уровне преступности, сколько об эффективной работе карающих инстанций.

Это похоже на состояние здравоохранения: чем больше выявлено заболеваний, тем лучше якобы работают медики.

Так ли это? Михаил Савчин прямо заявил: «Мы зачастую не удовлетворены судебной практикой, которая не способствует эффективности борьбы с коррупцией». Причина также в том, как высказался прокурор, что между преступниками, уличенными в коррупции, и стражами порядка идет соревнование, в котором первые прячут имущество, а вторые должны успеть его не только найти, но и защитить свою позицию в суде.

Кроме наказания в виде конфискации, лишения свободы, многократных (по отношению к сумме взятки) штрафов и дискриминации профессиональной деятельности, казнокрадам грозит много иных методов воздействия – воспитательных.

Например, пару лет назад Федеральное министерство труда и соцполитики рекомендовало чиновникам «купировать лексику». И не употреблять коррупционный сленг. В качестве примера приводились запреты на просьбы: «предоставить служащему или его родственникам скидки», «просить внести деньги в конкретный благотворительный фонд», «поддержать конкретную спортивную команду». Чиновнику нельзя получать подарки любой стоимости, намекать на низкую зарплату, жаловаться на неустроенность детей, посещать рестораны с представителями заинтересованных организаций, плодить династии на службе. Мало того, в рекомендациях засветился и такой пункт как исключение любых намеков на готовность принять воздаяния, высказанных не только вербально, но и при помощи языка тела!

В МВД России уже в этом году к Международному дню борьбы с коррупцией подготовили еще более убойный контент. Там напечатали буклет, «разъясняющий права гражданина, ответственность взяткодателей и получателей незаконных вознаграждений, а также алгоритм действий в случае, если у человека вымогают взятку». И предложили интернет-акцию «Я взяток не даю». Ее суть заключается в скачивании виртуального календаря-2016, где этот девиз размещен на фоне государственного флага страны.

Как говорится, Бог в помощь.

ХХХ

Между тем сами коррупционеры не дремлют и как могут приспосабливаются под «меры воздействия и воспитания». Вот история из личного опыта.

Одна моя знакомая - мелкий чиновник в краевой администрации - собралась формально разводиться с мужем, вполне успешным бизнесменом. Зачем? Чтобы тот не портил её декларацию, а следователи и иные должностные лица не начали задавать неприятные вопросы по поводу происхождения имущества более чем обеспеченного семейства.

И ведь верю: спасется!