Трудности языка: как работают переводчики Универсиады

Трудности языка: как работают переводчики Универсиады
Руслан Рыбаков

На Универсиаду в Красноярск приехали представители 58 стран. Всем им нужны переводчики, чтобы чувствовать себя комфортно вдали от дома. «МК в Красноярске» расспросил генерального директора агентства «Транслинк» Алексея Герина, которое является официальным переводчиком Зимних игр, об особенностях работы на крупных международных спортивных форумах. В команде агентства на Универсиаде работает 50 переводчиков.   

t-link.ru

Вы работали в Казани, скажите, рабочий процесс имеет различия между нашей Универсиадой и тем, что было в Казани? Вообще, как вам Красноярск по сравнению с Казанью?

Красноярск и Казань это два разных мира, но очень схожий подход и жителей, и организаторов, потому что, во-первых, все реально замотивированы, ведь это национальный проект, участвуют и жители в этой работе. Второе: очень строгая система безопасности, что позволяет себя чувствовать спокойно. Третий момент: так как для России это уже вторая Универсиада, то все уже намного отработано и происходит достаточно, по моему субъективному мнению, идет без сбоев. Поэтому говорить о том, что за страну не стыдно, можно на полном серьезе.

Своя специфика есть национальная и географическая, потому что в Казани была летняя Универсиада, она была чуть больше: по объему, по количеству спортсменов, по количеству объектов, но здесь другие нюансы, связанные с вопросами снега, а точнее его отсутствия. С точки зрения лингвистики для нас все достаточно ровно, понятно, четко. Мы и в Казахстане были на Универсиаде, так что для нас это уже третья, мы достаточно опытны в этом вопросе.

Вы переводите со всех языков стран-участников? Есть ли какие-то сложности в поиске специалистов?

У нас есть заявленный заранее список языков, которые мы используем. При необходимости есть возможность привлечь редкие языки. Но, в принципе, сейчас используются английский, французский, испанский, китайский и русский. Этих языков достаточно, чтобы перекрыть всю ветку и это достаточно распространенные языки, которые используют несколько стран. Ну а в сложных случаях, подключаются наши специалисты. В принципе, наша компания нужна для того, чтобы отруливать большой массив данных в короткий промежуток времени, когда вам пришла тысяча страниц, а перевести нужно до утра, кто это вам переведет? В Гугл загнать? Над итогом можно будет просто хохотать или плакать.

Иностранные спортсмены пользуются вашими услугами или привозят своих переводчиков?

Как правило, мы работаем с главной делегацией, самого спортсмена мы переводим на пресс-конференциях. Если мы говорим о каких-то бытовых историях, то все спортсмены более-менее знают английский, потому что имеют опыт выступления на международных соревнованиях. Единственный момент возникает в сложных критических ситуациях, которые, к сожалению, бывают. Это когда спортсмену, из-за того, что он выложился на полную, плохо, и ему нужна медицинская помощь, там уже не до английского, кричишь на своем родном или еле-еле говоришь, тогда действительно требуется переводчик, потому что не всегда ты вспомнишь, как будет по-английски «у меня болит печень».

Просят вас какие-то особенности русского языка рассказать, например, про крылатые выражения?

У нас даже была идея выпустить брошюрку, чтобы люди могли чувствовать себя ближе к местным, и чтобы местные могли. Это, кстати, взаимно, потому что иногда хочется поприветствовать команду, какую-то фразу сказать. Например, я не знаю испанского, но мне хочется сказать им: «Привет, ребята, удачи». Наверное, мы выпустим сейчас такой самоучитель-путеводитель по международным соревнованиям, потому что уже накоплен богатый опыт, за пять лет прошло много спортивных международных соревнований. 

Переводчиков из Красноярска вы тоже привлекаете?

Конечно. Здесь очень сильные кадры. У нас сборная солянка, у нас есть из Питера переводчики, Екатеринбург, Москва, Красноярск. У вас очень сильное знание китайского и других восточных языков. Нас изначально просили максимум кадров привлекать местных, и мы, по большому счету, эту просьбу выполнили и очень довольны.

Все переводчики работают на профессиональной основе или есть волонтеры?

Я считаю, что должен быть и персонал, и волонтеры. Волонтерское движение поддержано всеми структурами, начиная с олимпийского комитета. И здесь мы говорим о том, что, но чисто на волонтерах работать опасно, потому что волонтер делает это бесплатно, он делает это от души, но не всегда. Все должно быть под контролем, должна быть какая-то структура, костяк, из высокооплачиваемых топ-менеджеров, которым управляют все остальные. Да, есть ребятя, которые работают за опыт, за интерес, в конце концов. Это весело, даже атмосфера, я считаю, это правильно, я за микс, не только чтобы только эти или только эти, а за какую-то такую комбинацию, которая показывает, что это самое эффективное будет.

Например, многие красноярцы жаловались, что название улиц неправильно перевели. Должен быть редактор, который проверит, важно, чтобы был кто-то, кто за тобой посмотрит, потому что ошибиться может любой, а не ошибается тот, кто ничего не делает. А если мы делаем что-то, бывают ошибки, кто-то похлопает по плечу и скажет: ты тут повнимательнее, свежий взгляд.

Дело не только в табличках, и в газетах, и в книгах есть опечатки. Просто таблички короткие и их видят все. Миллионный город Красноярск, через это место проходит большое количество людей, они читают, замечают ошибки – это легко найти.

А что сложнее всего переводить?

Я вам честно скажу, сложнее всего переводить «нежданчики», то есть когда кто-то внезапно прилетает, причем неважно, встреча в верхах или какой-то рядовой перевод. Когда ты ожидал отработать восемь часов, а уже идет 15-й час, а конца не видно, но ты должен работать, потому что все остальные тоже работают. В штатном режиме этого нет. Ты готов, у тебя идет работа, сложно, когда неожиданность какая-то. Понятно, профессионал с этим справляется и у нас есть определенная технология, как это делать.

Наверняка в вашей практике есть какие-то курьезы на таких мероприятиях?

Например, часто бывает так, что начинают рассказывать какие-то шутки, переводить их тоже сложно, либо цитаты из художественных произведений, у нас в один из моментов предлагали цитировать «Незнайку на луне». Бывает, ломится в кабину для переводчиков-синхронистов на двоих третий, думаешь, что за мужик, а он говорит: я переводчик министра. А у него же это не написано, то есть дайте ему микрофон и посадите в зал на всеобщее обозрение, где сидят президент, министры, президенты и министры других стран, гости, и начнет мужчина, который представился переводчиком министра, что-то вещать, а не дай бог прямой эфир. Задача отфильтровать такие моменты. А иногда министр везет по умолчанию своего переводчика, взял с собой и возит везде, он идет в списке, он аккредитован, но кто знает, что именно он будет переводить; как правило он идет как помощник, переводчик, у него несколько обязанностей. А министр говорит: хочу слушать своего, или мой доклад, мою речь я хочу, чтобы переводил мой проверенный человек.

Есть особо эмоциональные, например, американская хоккейная команда, есть более закрытые команды – как с этим справляетесь? Эмоции же тоже надо передать.

Тут у нас все хорошо, все здорово. В принципе, стараемся инструктировать переводчиков. Мы не можем им указывать, что тут нужно именно так, но в общем профессионалы эмоцию передадут. Переводчики стараются шероховатости и негатив нивелировать, а позитив завсегда передаст и для этого их специально готовят. Есть переводчики, знающие и обычаи и традиции. Они знают, что можно подавать на стол, что нельзя, какие подарки рекомендуется дарить, какие нежелательно – такие вещи локализованного характера. Даже если вы приехали из арабских стран в Красноярск, в любом случае будет приятно, если вы будете чувствовать себя как дома.

А у представителей арабских стран есть ли какие-то церемониальные традиции, которые вам приходится подсказывать и самим соблюдать?

Я думаю, что они придерживаются международных правил. Есть определенные вещи, которые регламентированы, там комнаты для молитвы и т.д. Все-таки они к нам приезжают в гости, под них мы не выстроим инфраструктуру, к которой они привыкли у себя дома, но в рамках приличий и международных законодательств, мы это удерживаем. Даже больше я вам скажу, что нас объединяет – и Казань, и Красноярск, и Казахстан – мы стараемся делать чуть больше, чем должны по контракту, чуть больше гостеприимства. Мы не будем как, может быть, в других государствах, смотреть в контракты и говорить: нам не положено. Где-то понимаем, что надо, промахнулись, недообсудили, дополнительные спортсмены приехали, еще какой-то момент – все это регулируется.

Особо понравившихся переводчиков приглашают куда-то на работу?

Такое бывает. Яркий пример Дмитрий Песков. Он переводил, насколько я знаю, в посольстве и стал пресс-секретарем президента, его пригласили, он понравился Владимиру Владимировичу. Очень многие наши выпускники уже работают в другом статусе, не переводчики, а помощник или заместитель руководителя какого-то подразделения.