Год живописи: Иван Данилов провёл вернисаж

Пожалуй, мастерская красноярского живописца Ивана Данилова самая необычная

23.11.2016 в 09:52, просмотров: 1497
Год живописи: Иван Данилов провёл вернисаж

Пожалуй, мастерская красноярского живописца Ивана Данилова самая необычная из всех, где я побывала. Разгороженное на балкон с перильцами и мастеровую, всем своим убранством помещение словно говорит: обитающий здесь художник родом из Сибири. Хотя постоянные путешествия по странам и континентам ставят мастера скорее в разряд граждан мира. На прошлой неделе его работы в рамках специального проекта «Год художника» увидели зрители Красноярска.

Данилов – фигура культовая и крайне завораживающая. Вырос он в многодетной семье в селе Береть на живописном берегу Маны. Родители работали в леспромхозе, и ничто не предвещало, что у деревенского паренька сложится яркое будущее.

– Сколько себя помню, – рассказывает он про свои истоки, – рисовал непрестанно, везде был с карандашом и бумагой. Мой отец-фронтовик под финал Великой Отечественной войны побывал в Дрезденской галерее. И так впечатлился, что захотел, чтобы один из детей стал художником. Даже покупал на почте плакаты, чтобы сын рисовал с обратной стороны, – в стране был дефицит бумаги больших форматов.

Отслужив в армии, Иван с третьего раза поступил в красноярское Суриковское училище. Понятно, что никакой художественной школы и техники у парня не было. Но благодаря «спецвечёрке» удалось достичь приемлемых результатов для поступления. По окончании училища Данилов стал работать в кинотеатрах Красноярска – рисовал афиши к кинофильмам.

Сейчас, спустя более 30 лет, он говорит, что бросил работу в одночасье. К тому времени уже насмотрелся на труды настоящих художников: посещал выставки и вернисажи. Вдруг осознал: «Я же всю жизнь стремился стать живописцем». Закупил краски, холсты и стал творить.

Его пейзажи виртуозны, прозрачны, воздушны. Он до сих пор любит писать берёзовый лес, а портреты делает с лёгкой иллюзией недосказанности. Как выразилась искусствовед Татьяна Ломанова, этот эффект «нон финита» (незаконченности) придаёт особый шик работам Ивана Данилова. Его импрессионистическая небрежность и ненатужная одухотворённость, молниеносность кисти и брутальный мазок высоко ценятся искусствоведами и любителями живописи.

Через несколько лет после крутого поворота судьбы он попал в Германию, где прожил лет десять, выучил немецкий язык, много ездил по стране. Его работы местный истеблишмент оценил, и Данилов стал писать на заказ пейзажи, натюрморты, портреты. Были и забавные случаи. Как-то художник выбрал странный замок, украшенный старинными полотнами – источником вдохновения, а это оказалась казарма для солдат.

В его творческой биографии немало стран и городов: Австралия, Лос-Анджелес, Ливан, Таиланд, Китай… Америку вспоминает без особого восторга. Говорит, что импресарио, пригласивший сибиряка поработать в Калифорнии, ставил разные ограничения. То цвет для «рынка» нужен другой, то требовал не характерный для художника сюжет. Поэтому он уехал оттуда с лёгким сердцем и возвращаться не собирается, несмотря на новые приглашения.

А в Ливане Данилов написал портрет президента и побывал в правительственном дворце. Такой чести может позавидовать любой российский художник, а уж тем более уроженец глубинки. Несколько лет назад его работы были приобретены агентом мирового лидера арт-аукционов – Sotheby's. И не исключено, что наш земляк стал не только первым сибиряком, удостоенным такого внимания, но и единственным. Несмотря на звёздный статус и различные регалии, живописец никак не изменился.

В последние годы судьба свела его с Китаем. Роман с Поднебесной – искромётный и всепоглощающий. Развитие китайской культуры и художественной жизни кажется важнейшим трендом. В прошлом году в Харбине прошла грандиозная выставка Ивана Данилова, которую мастер готовил два года. На ней демонстрировали более 200 полотен, успех был ошеломительный.

Сейчас он готов поразить зрителя своими работами и в Пекине (вернисаж откроется совсем скоро). Выставка будет состоять из 500 работ. Заказчиком выступает музей Харбина, по завершении практически все работы останутся в собственности мегаполиса. Это очень важный шаг в жизни сибирского живописца.

– Я просто поражён, как внимательно относятся в Китае к художникам: со мной почти каждый из зрителей хотел сфотографироваться.

Наверное, из-за щедрости души мастер имеет минимум «золотого фонда», в то время как обычно у живописцев в личных запасниках около 50 самых дорогих сердцу работ. Но Данилов такого наследия почти лишён: полотна разошлись по миру. Впрочем, он этому только рад.

– Я не меняюсь, не испытываю малейшей гордости – стараюсь сохранить свою детскую душу, что ли, – рассуждает художник, который сам себя именует человеком полёта.

И это не скроешь. Для выставки в Красноярске мастер продемонстрировал два десятка работ, которые публика оценила в самых превосходных степенях.