Бюджет Красноярского края вырастет на сто миллиардов

Такую задачу поставил губернатор Виктор Толоконский

22 декабря 2015 в 13:53, просмотров: 1375

В преддверии Нового года губернатор Красноярского края Виктор Толоконский дал эксклюзивное интервью «МК». Глава региона рассказал о состоянии экономики и перспективах развития; о том, когда нас ждет газификация и какие выгоды получит население от развития Арктики; признался, где проведет праздники и поделился формулой приготовления идеальных пельменей.

Бюджет Красноярского края вырастет на сто миллиардов
Фото предоставлено пресс-службой администрации Красноярского края

- Несмотря на сложный год, в экономике края падений не было. Планируется даже небольшой рост валового регионального продукта, - отметил Виктор Александрович. - Увеличились доходы бюджета на 17 млрд рублей. Я всегда подчеркиваю, что в Красноярском крае экономика, которая «обречена» на большой рост. Мы добываем сейчас двадцать с небольшим миллионов тонн нефти. Будет прирост, поскольку нефти много, есть инфраструктура, которая подталкивает к росту - нефтегазопроводы, энергетика. В цветной металлургии «Норникель» проводит большую программу развития, реконструкции, наращивания мощности. Думаю, уже в следующем году начнет работу «Русская платина», имеющая лицензию. Будут строить новые рудники, появится новое производство металла. Построен новый завод, добавится еще 600 тыс. тонн алюминия в год, с большим мультипликативным эффектом, потому что это и глинозем, и транспортная, и эксплуатационная работа, производство и потребление электроэнергии – это тоже все в рост! Очень много планов по строительству новых горно-обогатительных комбинатов. Потребность современной экономики в полиметаллах растет, их в крае огромные запасы.

К сожалению, мы до сих пор крайне ограниченно используем лесные ресурсы. Заготавливаем около 15 млн кубометров леса, а расчетная лесосека в пять раз больше. Акцент будет не столько на заготовке, сколько на глубокой переработке. Мы уже вышли на экспорт не только с комплектами для домостроения, с пиломатериалами, но и с топливными гранулами – пеллетами. Красноярский край выигрывает еще и в том, что практически вся экономика - экспортоориентированная.

Большой задел у нас в производстве и переработке сельхозпродукции. Край устойчиво производит 2,5 млн тонн зерна, а потребляем мы миллион с небольшим. Вывозить из региона зерно неэффективно, нужно наращивать животноводство, производство мяса, создавать новые свинокомплексы, птицефабрики. Нужна глубокая переработка зерна в более дорогие продукты – клейковину, компоненты, связанные с биотехнологиями.

Помню, как шокировал коллег, когда в начале работы в крае говорил о потенциальных возможностях увеличить доходы бюджета на сто миллиардов за два бюджетных цикла, то есть к 2020 году. Первый год проходит, не самый благополучный, заметьте, но миллиардов семнадцать мы уже получим. То есть одну шестую уже взяли. Следующий год, думаю, прирост будет не меньшим. Уверен, что сто миллиардов – вполне реально.

Красноярскому краю, в отличие от большинства других регионов, не столько нужно думать об инвестиционной привлекательности (она очевидна), сколько о привлекательности социальной. Любая экономика – это человеческий капитал.

- Прежде чем вы возглавили Красноярский край, его бюджет с каждым годом наращивал дефицит, который достиг критической отметки в 28 млрд рублей. Вам удалось его снизить уже на 11 миллиардов. Почему подобного не происходило при Льве Кузнецове?

- Тут не всё, поверьте, зависит от губернатора. Разные периоды были. Был большой рост доходов бюджета края во времена Александра Хлопонина, потому что начинался Ванкор - без налога на добычу полезных ископаемых, с пониженными льготными таможенными пошлинами, и там прибыль зашкаливала. Край не знал, куда деньги девать. Принимались не всегда объективные социальные законы о льготах, денег было много. Это потом и осложнило ситуацию с бюджетом. Так произошло, что во время работы Льва Владимировича Кузнецова Ванкор попал в консолидированную группу налогоплательщиков, и вся прибыль ушла в Москву. Прибыль доходила до 20 млрд рублей в год в бюджет края - и ушла на ноль. Кузнецов не мог сразу закрыть такую брешь. Плюс в 2012 году были приняты майские указы Президента. Пошли расходы - при том что доходы не росли. Дефицит бюджета возник очень большой. Поэтому обвинять губернатора Кузнецова неправильно.

Другое дело, что в крае была достаточно распространена позиция – поедем в Москву, будем просить. Такой настрой был, когда я пришел в должность. Говорили: «Вы же всех знаете, были полпредом, у вас, как у новенького, есть все шансы походить с шапкой по кабинетам: помогите, поддержите». Не скрою, такой разговор с Президентом России был, экономика ведь сразу не раскручивается. Говорил ему, что мне надо пару лет, чтобы запустить новые инвестиционные механизмы, а дефицит не дает толком работать; вот если бы мне помогли на пару лет по 20 млрд, было бы проще. Я понимал, что денег таких у бюджета страны нет, но мне помогли немного бюджетными кредитами сверх нормы. Мы смогли найти эти 20 млрд, и на 17 млрд приросли доходами. Можно ходить по кабинетам и ныть, но время уходит. В то же время я не отказываюсь от помощи, более того, жестко требую от своих коллег большего участия края в федеральных программах.

- Президент России поддержал вашу инициативу газификации Красноярского края и распорядился, чтобы Минэнерго РФ и «Газпром» совместно с регионом разработали схемы размещения газопроводов. На какой стадии сейчас эта работа?

- Это перспектива достаточно дальняя. В крае была позиция, что газ не нужен, здесь имеется угольная генерация и достаточно электрической энергии. Это совершенно неправильная позиция. Как бы ни была развита угольная отрасль, но современное производство, образ жизни без природного газа невозможен. Поэтому Президент дал жесткое указание Газпрому и правительству РФ включить Красноярский край в стратегические документы газификации России. Сейчас разрабатываются проектные решения. Но вряд ли Газпром сейчас ждет на «низком старте», и готов, как только появится проект, бежать в регион - нет. Понятно, что в крае не так много потребителей, и будет сопротивление угольной отрасли, будет непросто. Но я занимаюсь не одним днем, а перспективой. Да, сегодня вряд ли можно говорить, что уже вот-вот начнет трубопровод строиться, но будет проект, расчеты, станут решаться магистральные задачи. Красноярский край не минуешь, должна быть единая газотранспортная система, соединяющая всю страну. Думаю, лет через 10 газ в крае будет.

- Недавно вы принимали участие в V Международном форуме «Арктика: настоящее и будущее». Какую выгоду получит край от освоения Арктики?

- Многие проекты, которые сейчас формируются по развитию арктического Севера, так или иначе будут привязаны к Красноярскому краю, потому что именно в нашем регионе он наиболее развит. Работают аэропорты, без которых нельзя осваивать Север. Морские и речные порты, без которых вряд ли можно говорить о развитии Северного морского пути. Близ Диксона начинают добывать уголь такого качества, которого нет в мире. На Таймыре - нефть. На реконструкцию аэропорта Алыкель в Норильске федерация выделила деньги, понимая, какое значение он имеет для освоения Севера. Сейчас рассматриваем развитие аэропортовой инфраструктуры в Игарке, Хатанге и других точках. Не бывает проектов развития Арктики без поддержки традиционного образа жизни. Я был в Эвенкии и на Таймыре на днях, обсуждали создание предприятий по заготовке мяса, рыбы, пушнины, чтобы выгодно было работать промысловикам. Надо выстроить транспортную логистику, дать оборотные средства этим предприятиям. Поэтому если для многих северных территорий это только концепция, то для края - практическая жизнь. Северные территории - это около трехсот тысяч населения. Чем больше проектов там будет, тем лучше. Мы поддерживаем любые инициативы развития Арктики.

- Где Вы проведете Новый год и рождественские каникулы? Что будет на праздничном столе у губернатора, и коснулись ли его санкции?

- Буду в Красноярске, потому что никогда не уезжаю из места, где живу и работаю. Обязательно сам слежу за работой коммунальщиков, потому что 31 декабря из-за повышенного расхода воды, электроэнергии, могут быть перегрузки, и нужно все контролировать, чтобы люди не испытывали проблем.

В Новый год буду с семьёй дома, обязательно ёлка - ни разу не встречал праздник без неё. Наряжаем всегда 28 декабря – у супруги день рождения. Не думаю, что санкции сильно изменили наши столы. Моя семья консервативна, может быть, это гурманы чего-то лишились. Будет достаточно традиционный стол: оливье, на горячее - мясо или гусь, не знаю пока. Красноярские традиции повлияли на меню. В Новосибирске не было столько рыбы, хотя в низовьях Оби она такая же, как и в Енисее. Но там нет ее изобилия на рынках, и чтобы всегда была дома рыба. Здесь это стало настолько привычным, что без енисейской рыбы праздничный стол не обходится.

Если говорить не о праздничном столе, а о кулинарных пристрастиях, то мы несколько раз за зиму сами семьей делаем пельмени. Я занимаюсь тестом: режу, катаю. Скалка – это мое, а жена и мама лепят. Могу смело утверждать, что таких вкусных пельменей вы нигде не поедите! Это семейная традиция, имеющая большие корни. Супруга делает очень нежное тесто. Есть свои пропорции свинины, говядины, лука. Обязательно слежу, чтобы разводили максимально фарш водой - сочнее мясо. Всегда лепим ровно час. У меня даже формула своя есть. Для этого число изготовителей должно быть N минус 2, где N – количество едоков. Если за стол сядут восемь человек, то шесть должны лепить. Налепили и - шоковая заморозка на улице в мороз. Но я люблю сварить сразу. И мясо нужно купить свежее накануне. Специально на рынок едем. Но вряд ли на новогоднем столе будут пельмени. Я люблю их есть, чтобы ничего другого не было.

На Рождественских каникулах пару дней хочу побывать в Новосибирске, где недавно родилась внучка. Если погода позволит, покатаюсь на лыжах в Бобровом логу, внуки давно зовут. Но не думайте, трассу из-за губернатора не перекрывают - я вместе со всеми катаюсь! Я достаточно поздно встал на лыжи, дети и внуки научили. В спортзал, если позволит время, похожу; играю в баскетбол, большой теннис.

Первого января я езжу по городу, захожу в магазины, смотрю, не поднялись ли цены. Езжу на елочные городки: посмотреть, как люди отдыхают, прибран ли город, как коммунальщики работают. Второго декабря уже начинаю один работать в кабинете, аппарату даю два дня отдыха после Нового года.

Лет десять назад завел традицию: в новогодние каникулы, пока все отдыхают, структурирую задачи года. В первый рабочий день собираю коллег и делюсь своим видением. Даю время им подумать, а к концу января они должны сформировать необходимые документы, как эти задачи будут реализованы.





Партнеры