Ребрендинг Енисейску обеспечивают местные жители

25.06.2014 в 11:50, просмотров: 1686

В город Енисейск, в рамках долгосрочной программы подготовки к 400-летнему юбилею, до 2019 года будет вложено порядка 3 млрд рублей. Предстоит большая работа – поэтапная реставрация 21 памятника культурного наследия, модернизация городского ЖКХ: например, сейчас в городе с 18,5 тысячами жителей коптят небо 25 стареньких котельных. Краевые и федеральные власти, кажется, всерьез вознамерились превратить некогда важнейший населенный пункт Сибири, а ныне глубоко дотационный провинциальный с обветшавшей инфраструктурой, в полноценный город-музей, важный туристический бренд не только Красноярского края, но и всей России.

В рамках пресс-тура «Енисей.РФ-2014» корреспондент «МК» побывал в Енисейске и познакомился не с экспонатами города-музея, а с теми, кто хочет здесьжить и делать свой город лучше. И благодаря кому здесь сохраняется не только пыль архивов, но и продолжается жизнь. 

Ребрендинг Енисейску обеспечивают местные жители

Стать Чапаевым

В 2000 году окончил Красноярский техникум коммерции и права, затем поступил на юрфак в тогда еще КГУ (ныне - СФУ). Биография уроженца Енисейска Максима Троцкого начиналась довольно-таки типично: уехал из родного уездного городка, «зацепился», как принято называть Красноярск на территориях, в «крае». Но, словно бы в дань своей фамилии, в 2005 году он берет двухлетний академ и начинает подготовку к революции в отдельно взятом Енисейске. К культурной.

«Ну бывает же, что человека идеология какая-то посещает в голове», - объясняет Троцкий, директор и владелец енисейского кинотеатра «Родина». Девять лет назад он взял в аренду у муниципалитета здание кинотеатра. Учреждение закрылось еще в 2000 году, с тех пор применения для здания 58 года постройки не находилось. За два года был сделан ремонт. Серьезные вложения мешало делать то, что недвижимость чужая – но помог выход закона о преимущественном праве выкупа муниципального имущества для долгосрочных арендаторов. Затем краевая программа поддержки малого и среднего бизнеса, благодаря которой в лизинг взял оборудование для кинотеатра, сделал перепланировку, провел пожарную сигнализацию, отопление, новую проводку…

Открывшаяся минувшей весной «Родина» полностью соответствует стандартам современного кинопроката. Сам кинозал проектировала и оснащала компания Азия-Синема, автор большинства российских мультиплексов, а в звуковом оборудовании используются специальные итальянские кабели по 380 рублей за метр – редкость и роскошь даже для красноярских кинотеатров.

За несколько месяцев кинотеатр посетило, по подсчетам руководителя, уже 10-15 тысяч человек. Хотя от других досуговых мест Енисейска «Родина» серьезно отличается. «Например, у нас здесь не продается алкоголь, распитие на территории запрещено и людей в состоянии алкогольного опьянения мы не пускаем, - рассказывает Троцкий. - Это был мой личный позыв. Все-таки хочется в этой жизни делать хорошие вещи - формировать культуру поведения и общения, например. У нас здесь бесплатный Wi-Fi, можно прийти, посидеть в интернете, выпить чашку кофе, пообщаться с девушкой или молодым человеком. Сейчас сделали летнюю террасу, поставили столики. Там могут как посетители кинотеатра сидеть, так и, например, паломники, пока автобус ждут. Денег мы за это не берем и уж воды-то всегда вынесем».

Максим, сотрудничая с муниципальными властями, помимо культурной взял и социальную нагрузку на свой кинотеатр: билеты за полцены для школьников, бесплатные сеансы для детей-сирот.

Конечно, не обошлось без сложностей. И ключевой оказалась неприспособленность современной индустрии кинопроката к таким вот уездным кинотеатрам. «Ты берешь фильм под определенное число показов в день, таковы стандартные условия дистрибьюторов при заключении договора, - объясняет Максим Троцкий. - Например, «Как приручить дракона» - по три показа в день первую неделю. «Грани будущего» - два показа. С каким-нибудь «Уолтом Диснеем» сотрудничать вообще невозможно – самая бездушная глобализированная контора, требует до пяти показов в премьерную неделю. Это приемлемо для крупного многозального мультиплекса, а маленькие провинциальные кинотеатры им неинтересны. У нас иногда люди жалуются – почему весь день один и тот же фильм крутим. А что поделать? За рамки мы выскочить не можем, это санкции».

Впрочем, если бы не директор по кинопрокату «Квадро-фильм» Александр Вигель, сложностей было бы намного больше. Он, человек с именем и репутацией, - единственный из красноярских игроков рынка, кто поверил в проект Троцкого. С его помощью, например, всемирно известная корпорация FOX подписала договор с Енисейским кинотеатром за четыре дня.

«Когда я был в «крае», люди мне говорили – ты это делаешь, потому что там живешь. Конечно, с точки зрения предпринимателя, человека с холодным сердцем, считающего деньги, - такой кинотеатр невыгоден. Но если ты живешь здесь, то понимаешь, что здесь же тоже есть жизнь. Так почему люди должны быть чего-то лишены? Кино ведь не только коммерческая, это еще и воспитательная, даже духовная вещь. Недаром в СССР были распространены различные деревенские кинопоказы. Тогда дети выходили из кинотеатра и хотели стать Чапаевыми. Но и сейчас, выходя, например, с «Легенды № 17», многие ребятишки встают на коньки. Тоже польза».

К тяготам «воспитания» Максим Троцкий, судя по всему, готов. «Проект окупится, но далеко не сразу. Пока сборы невелики, все больше молодежь: ребятишки прибегают на дешевые утренние сеансы, ребята постарше сидят с планшетами в кафе. Ну а в целом – все-таки в Енисейске 10 лет не было кинотеатров, сама культура похода в кино утрачена. Люди должны привыкнуть», - заключает он.

Кузнец своего счастья

На заборе одного закрывшегося завода в Енисейске, отданного, как водится, на откуп мелким частникам, кто-то по трафарету нарисовал рекламное объявление. Затем другая рука закрасила его в аккуратный черный квадрат, а уже третья позже сделала приписку – «Малевич». Вот так, нечаянно, на заборе появилось произведение искусства.

За забором публика тоже подобралась нетипичная: в одном из помещений расположился кузнец-краснодеревщик Игорь Богомяков. Вернее, сейчас все-таки больше кузнец. Отработав 12 лет столяром и получив пятый разряд, в 2011 году он решил не просто делать что-то своими руками, но и заняться своим делом. «Меня часто спрашивали поначалу – а чего ты так кардинально, с деревяшек на железяки, перешел? – рассказывает Богомяков. – Ну, тут практическое объяснение: для работы с деревом нужен целый станочный парк - фрезер, фуганок, циркулярка, долбежный. А это уже цех. Плюс сушильный цех, покрасочная, склад. А с железом – хоть тонну возьми, все поместится в одном с кузней помещении».

Правда, любовь к дереву пригодилась кузнецу – в комбинированных изделиях: например, скамейках. Второй по востребованности кузнечный товар – кованые ворота: в преддверии большого юбилея частный сектор Енисейска все чаще берется за облагораживание своих «имений». При этом каждый изготовленный кузнецом предмет уникален. «Штамповками и копированием не занимаюсь, - говорит Игорь Богомяков. – Какие-то идеи приходят из головы, какие-то – из интернета, но всегда привношу что-то свое, как-то переосмысляю творчески уже имеющееся изделие».

Открыть кузницу отчасти помогла краевая субсидия. «Денег дали 135 тысяч, а тут ведь одна наковальня стоит 26 тысяч, чего уж про станок говорить - продолжает он. – Забавно было, когда проверяющие из агентства пришли. Как, говорят, за эту железяку столько денег?? Представляете, говорю, именно столько, у меня все документально подтверждено. В общем, пришлось и кредиты брать, так что хочешь - не хочешь, а года через 3-4 предприятие надо как-то будет отбивать».

Богомяков признает – бизнес идет тяжело. Тем более что кузнецов нынче расплодилось много, причем конвейерных: с готовыми лекалами, с холодной ковкой, получающейся куда более незатейливой, чем традиционная, горячая. А настоящих поклонников кузнечного искусства не так и много. «Я бы тоже мог поделки всякие гнать, но мне это неинтересно, - объясняет он – у меня, например, мечта есть: выковать коня в полный рост».

Впрочем, кузнец не унывает, продолжает свое дело – и сам не плошает, и на Бога надеется. «Я человек верующий, даром что воспитание советское, - начинает Богомяков. – И по весне ситуация очень тяжелая была: работы нет, заказов нет, коллекторы названивают. А я еще и не исповедовался давно, не причащался. Думаю – дай-ка яйцо пасхальное из металла выкую, для ярмарки. Ну, сделал, внутри выгравировал ХВ, а когда в оргкомитет ярмарки пришел, так жюри в этом символизм увидело: вроде как зарождение жизни в яйце. Ничего себе, говорю, когда делал, вообще об этом не думал, просто по наитию. Купить захотели, предложили за яйцо хорошую цену, но я подумал – и просто подарил его Успенской церкви».