Почти абсолютно счастливые деревни

Есть ли жизнь на севере края?

В Красноярске завершился уникальный проект: журналисты, фотографы, телеоператоры совершили «кругосветное путешествие» по краю. Пресс-тур «Енисей. РФ 2013» объединил около трех сотен журналистов из 123 средств массовой информации. Творческий десант, профессиональная экспедиция – можно называть проект как угодно, но для региона эта акция оказалась на редкость хорошо слаженной и содержательной. За пять дней пишущая и снимающая братия объездила, кажется, самые удаленные уголки на карте края. Некоторые отправились на юг – в Шушенское и Ергаки. Часть совершила железнодорожное турне через Канск, Ачинск и Шарыпово. Избранные добрались до Норильска, Богучан и Нижнего Приангарья. А представители «МК» в составе самой многочисленной делегации – так называемого «северного пула» - сходили на теплоходе «Михаил Лермонтов» до Енисейска и обратно.

Есть ли жизнь на севере края?
Фото: Наталия Тихомирова

Главный вопрос, который занимал лично меня, – есть ли жизненные силы в «медвежьих уголках»? Как справляются с тяготами бытия селяне, тем более там, где лето зыбко короткое, тайга суровая, а до Москвы не долететь – не добежать, зимой температурные столбики подчас опускаются до -50? Почему местные жители не сбегают от трудностей в более благоприятные, хотя бы с климатической и географической точек зрения, территории? Может, и не житие у них, а сплошное выживание?

***

Первым остановочным пунктом для моей группы стала деревня Кириково Пировского района. На крыльце здания встречает вполне европейского вида, уверенный в себе и окружающем мире мужчина. Хозяин и директор многопрофильного ООО «Победа» Сергей Михайлов занимается животноводством, растениеводством, лесозаготовкой. Коллектив – около 200 человек. Предприятие для района – титульное, считается лучшим сельхозпроизводителем. Кроме лесопильни (выпускает доску и брус) в «Победе» есть и животноводческий комплекс (коровы, свиньи). На полях выращивается пшеница, рожь, ячмень, овес. Сергей Николаевич объясняет, что стремится к закольцованному, безотходному типу производства полного цикла. Ничего не пропадает даром. Недавно в структуре ООО появилась пекарня. Ежедневно румяные буханки из собственной муки отправляются по магазинчикам всего района.

На мою попытку назвать его предприятие «деревнеобразующим» Сергей Михайлов категорично возражает: мы, говорит, градообразующее предприятие построили:

- Я стремлюсь, чтобы жизнь на селе была такой же комфортной и привлекательной, как в городе. Только лучше! У нас такие красоты, воздух, свобода! Много новых идей. Я, например, еще несколько лет назад видел зияющие окна в деревенских домах. Люди уезжали отсюда. Сейчас хотел арендовать дом для новых сотрудников – нет свободных зданий!

ООО появилось на базе некогда процветающего колхоза «Победа». Сергей Николаевич говорит, что раньше, в советское время, на местной школе была вывеска «Базовое предприятие Кириковской средней школы – колхоз «Победа». В годы перестройки колхоз приказал долго жить. Сейчас его поднимают – с учётом изменений в экономике и структуре сбыта.

- Классная тема! Ученики сразу знали, что будут после выпуска иметь трудовые востребованные специальности, гарантированное место работы. Хочу возродить эту традицию...

Кроме интересов бизнеса Михайлов озабочен развитием сельской инфраструктуры. Надеется на край и собственную предпринимательскую энергию: «Два года назад району давали деньги на дороги, но потом появились надобности в других районах края. Но многое удалось: отремонтировали детский сад, часть наших денег, часть – из бюджета». Ребятишек в садике - 22. Добротные окна, крошечные раковины и унитазы, высокие потолки. На стенах детские поделки. В соседнем помещении обустроен зал для борьбы, ходят и взрослые, и дети, есть опытный тренер по дзюдо Альберт Сайфутдинов. Михайлов, как на экскурсии, широко распахивает двери в смежные комнаты: в одной хорошо обустроенный тренажерный зал, рядом – душевая. Сергей Николаевич явно гордится: не садовая лейка на веревочку, как часто представляют горожане быт селян, а современная душевая кабина, кафель, чистота. Полностью в садике и зале борьбы заменена отопительная система, так что, несмотря на просторы и зимние морозы, здесь тепло круглый год.

- Мы работаем в зоне рискованного земледелия. Моя задача – обеспечить людям из нашей деревни и доброго десятка соседних населённых пунктов круглогодичную занятость, работу. Поэтому летом – это зерно, скот, зимой – лес. Зарплата у некоторых сотрудников на вполне европейском уровне. Есть один технарь, специалист по финским станкам, так он приезжает к нам на работу вахтовым методом – из Калининграда!

Тема появления новых жителей из других регионов актуальна. К моему удивлению, жители северных территорий все меньше стремятся уезжать из родных сел. К ним ежегодно присоединяются выходцы из бывших союзных республик. Михайлов говорил мне о новых работниках из Таджикистана, Киргизии, Казахстана, которые переехали в Кириково. Необходимость привлечения на рабочие места соотечественников, проживающих за рубежом, вызвана несоответствием спроса и предложения рабочей силы на районном рынке труда. Нужны специалисты высокой квалификации. В следующем пункте экспедиции по Пировскому району - районной больнице – эту тенденцию подтвердили.

***

Главврач ЦРБ Геннадий Хавень с видимым удовольствием приглашает на встречу с журналистами свою сотрудницу – врача-гинеколога Зухру Юнусову. Первое впечатление – чрезвычайно добрая женщина, улыбчивая, ухоженная. Четыре года назад перебралась из Киргизии (город Каракол) на север Красноярья. По национальности – дунганка. Эта народность, как считается, проживает на границе среднеазиатских республик с Китаем. Первые переселенцы появились в России в конце XIX века. Зухра попала в край много лет назад, когда работала проводником поезда в студенческом стройотряде.

- Сильно понравилось, - говорит доктор. – Особенно люди. Добрые, открытые. Когда начались экономические трудности в республике, решила переехать в этот регион, который зацепил своим размахом. Тем более что переезд финансово обеспечивался Россией. Получила гражданство. Местные власти в Пировском выделили дом и огород. Муж занимается предпринимательством. Вот строит летнее кафе, будет готовить национальные блюда.

Перебрались всей семьей. Дети учатся в вузах Красноярска, мать надеется, что после учебы приедут жить и работать в Пировское. Геннадий Николаевич доволен: говорит, что такая замечательная сотрудница к ним в больницу приехала, за ней – и ее однокурсница пожаловала. Дефицит врачей в ЦРБ – 35 процентов. Ломает голову, где взять анестезиолога. Зуфра тут же сообщает – есть у нее на примете такой, понятно, из Киргизии. Хавень искренне радуется: из края никто не едет, может, за счет квалифицированных спецов из зарубежья удастся укомплектовать штат?

Спрашиваю, как приняли соседи переселенку, да еще неведомой в этих край национальности? Может, обижали, дескать, понаехали тут? Зуфра смеется: помогали, говорит, и рассадой, и семенным картофелем. И родиной давно ощущает не Киргизию, куда каждое лето ездит покупаться в Иссык-Куле, а Красноярский край. Хотя и фрукты не растут, зато мир, покой, достаток.

***

Национальных противоречий я не обнаружила и в культовых местах. Первый раз в жизни зашла в мечеть. В Пировском районе их пять. На пороге встречает имам – Зуфар Низамутдинов, он же местный предприниматель, директор ООО «Хлебокомбинат». Вторая «специальность» дает материальные возможности: мечеть отстроена на его личные сбережения, землю выделили власти района. Поднимаюсь на балкончик – место для женщин, мужчины чинно беседуют внизу. Все в коврах, чистота невероятная, сравнимая со стерильностью в кабинетах ЦРБ. (Правда, там не ковры, а новый, безупречный ремонт.) Страшно робею, боясь нарушить исламские каноны. Но ничего, около десятка прихожанок смотрят приветливо, не выгоняют за неприличные по здешним меркам брюки и выбивающиеся из-под капюшона куртки пряди волос. Поднимается к нам и имам. Вопросов много - и о возможности для мусульманина привести в дом вторую жену, и о том, не чувствует ли себя женщина в исламе человеком второго сорта? Все улыбаются. Жен вторых и последующих ни у кого в селе так и не появилось, несмотря на глубокие традиции этой религии в районе. А что до внешнего вида, так, уверяет меня имам, женщина выглядит гораздо красивее, привлекательнее, когда ее тело и волосы убраны под одежду. Согласно канонам, жена может не работать, обязанность мужа – содержать семью, спиртное пить нельзя. О каком второсортье речь?

Есть ли конфликты с представителями других религиозных конфессий? Нет. Ведь Иисус, терпеливо объясняет Зуфар, один из почитаемых святых в исламе после Пророка. Говорит, что сам выучил арабский, чтобы читать сутры. Сам содержит мечеть. Большинство верующих - люди пенсионного возраста. Откуда у них деньги? Да и самого религия меняет: у директора ООО и имама в одном лице есть противоречия. В его магазинах продают спиртное. А это вроде бы источник благополучия. Но ложный, поскольку несет грех в людские массы. Теперь торговлю зельем решил закрыть. Принципы ислама весомее и важнее.

***

Благодаря путешествию по Пировскому району, картинка северной жизни стала четче и приобрела стереоскопический объем. Люди, занятные трудом, как ни банально это звучит, обеспечены порой лучше горожан. Это подтверждает старую истину: можно и в экономически развитом регионе быть неприкаянным скитальцем, а в глубинке найти свое призвание. Стало очевидным и другое: в экстремальных условиях северных территорий можно не только обустроить свою жизнь, но и сделать ее, как ни парадоксально, вполне счастливой. Пусть пока не абсолютно. Гинеколог Зуфра наблюдает за 50 будущими мамочками и ждет появления на свет новых жителей поселка. Зуфар кормит хлебом селян и напоминает им о том, что все материальное бренно, а душа – вечна. Михайлов думает о детских садах и новом футбольном поле с настоящим газоном для сельской команды, хотя ему предрекали после нескольких лет работы в качестве директора скорый отъезд на Канары.

Перед самым путешествием прочла одну притчу про странников, которые заходили по очереди в некий город. Они обращались к сидящему на входе старцу с одним и тем же вопросом – каковы здесь местные жители? Старик в ответ задавал свой контрвопрос: что за люди жили в тех местах, откуда ты приехал? Первый говорил, что исключительно плохие, злые и завистливые. И здесь такие же, объяснял старец. Второй сообщал, что его соплеменники были добрейшими и работящими. И здесь ты встретишь ровно таких же, говорил мудрец.