Последствия ядерной редакции

До захоронения радиоактивных отходов в Красноярском крае «национальный оператор» издавал журнал

08.08.2012 в 08:30, просмотров: 3309

Публичные слушания о строительстве под Красноярском так называемой подземной лаборатории по исследованию радиоактивных отходов обошлись, как писал «МК» в прошлом номере, без красноярцев. Из трехмиллионного населения края «за» новое хранилище опасных веществ проголосовали 179 человек. Вероятно, автора проекта - «Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) - это устраивает. Как заявил «МК» председатель комитета по природным ресурсам и экологии Законодательного собрания края Александр Симановский, слушания прошли в соответствии с федеральным законодательством - приглашены люди, проживающие в радиусе 60 километров от зоны строительства. Железногорск отстоит от краевой столицы на 64 км. Формальности соблюдены. Но фактически объект касается каждого жителя региона. Между тем «одобрение» открыло проекту путь на госэкспертизу. Здесь, по мнению экспертов, возражений не предвидится. Правда, Национальный оператор предлагает жителям края присылать в течение месяца вопросы и предложения. «МК» поинтересовался, кем они будут услышаны.

Последствия ядерной редакции

Справка МК Справка "МК"

Из 276 участников публичных слушаний, состоявшихся 30 июля 2012 года в связи со строительством в Железногорске «подземной лаборатории», больше 260 человек - сотрудники Горно-химического комбината, - утверждают СМИ. Работники комбината - всегда благодарная аудитория. В прошлом году в ЗАТО прошли пять подобных сходов граждан. Во всех случаях зафиксирован положительный исход для завоза и строительства новых объектов, связанных с атомной энергетикой.

Появление в центре края опасного «могильника» (так именовали объект в беседе с «МК» многие красноярцы) задумано давно, еще до появления в России Национального оператора. Сегодня представители «Росатома» (госкорпорации, в которую входит и Горно-химический комбинат, и НО РАО) считают этот проект настолько масштабным, что мнению красноярцев следует подстроиться под него. Александр Абрамов, директор проектного офиса ГК «Росатом»: «Если каждый из регионов будет проявлять свое местечковое настроение и не обращать внимания на федеральные нужды, это будет не федерация, а конфедерация, развалится страна. Если федеральное правительство говорит, что необходимо создание такого объекта, но максимально безопасного, при этом он потенциально должен располагаться в Красноярском крае, регион должен прислушаться к федеральным проблемам».

На страницах корпоративной газеты «Страна Росатом» в мае этого года Абрамов еще более откровенен: «Создаем серьезные, избыточные (!) установки по переработке и будем вынуждены открывать мощные пункты захоронения». В числе трех новых пунктов менеджер назвал «глубинный могильник для высокоактивных отходов и долгоживущих среднеактивных в Красноярском крае. Есть согласие руководства региона, на этот год мы наметили общественные слушания». То есть в атомной конторе понимают: если власти «за», то остальное - дело техники. Или технологий.

ХХХ

Расположенная на глубине 500 метров в толще скальных пород лаборатория станет полигоном для строительства национального репозитория (хранилища) радиоактивных отходов (так ее презентовали в Железногорске). Объект, слов нет, серьезный. Атомщики посулили настолько надежную «упаковку», что ее не возьмут ни подземные воды, ни землетрясения. Обещания давали представители Национального оператора. Судя по интервью двухлетней давности нынешнего гендиректора компании Юрия Полякова (atomic-energy.ru/interviews/2010/02/21/31152), главной задачей при создании оператора была не забота о гражданах, которым подкинут радиоактивного соседа, а инвентаризация имеющихся пунктов хранения и захоронения, расчет логистической схемы и тарифов на хранение отходов: «К концу следующего года мы уже должны будем определить зарубежных инвесторов». То есть экономика интересовала ведомство в первую голову. Кто же занялся столь ответственным, технологичным и выгодным делом?

В марте этого года появилось распоряжение российского правительства: национальным оператором стал «Национальный оператор РАО». Он был создан за три месяца до этого: в январе приказом «Росатома» Центральная научно-исследовательская лаборатория отраслевых инновационных технологий (ЦНИЛОТ) переименована (!) в «НО РАО» (почитать о ее деятельности можно здесь http://www.cnilot.ru).

Следует пояснить, чем занималась ЦНИЛОТ до прихода на столь серьезные объекты. «Лаборатория» издавала журнал «Новые промышленные технологии» - одним из основных видов деятельности конторы была «рекламная, издательская и полиграфическая», а также всевозможное консультирование - от IT до бухгалтерии. Также ЦНИЛОТ организовывала выставки. То есть технологии и кадры издателя журнала автоматом перешли на службу федеральной системе хранения отходов атомной промышленности? Упомянутый депутат Симановский выразился по этому поводу так: «Да это выдумки! Хотя я не знаю, откуда появилась эта организация, откуда эти люди, но входит в «Росатом».

ХХХ

Справка МК Справка "МК"

На форуме сайта информагентства «ПРоАтом» создание Национального оператора по радиоактивным отходам обсуждалось довольно живо. Диалог некоторых участников представлен здесь www.proatom.ru/modules
.php?name=Forums&file
=viewtopic&t=25531
- По слухам, нацоператором станет компания далекая от РАО, какая-то PR-компания.
- ФГУП «ЦНИЛОГ».
- Жесть... а редакцию ОАО «Известия» не пробовали?..

Но факт остается фактом. Юрий Поляков, похоже, долго вынашивавший идею нацоператора и теперь возглавляющий его, довольно ясно еще в 2010 году обрисовал, кто за что в системе «могилостроения» отвечает. Национальный оператор будет оказывать «монопольные услуги по окончательной изоляции отходов… НО РАО, безусловно, будет заинтересован работать с коммерческими компаниями, специализирующимися по переработке РАО, логистике, производстве контейнеров, закон разрешает НО заказывать услуги по учету, контролю и захоронению отходов специализированным организациям».

Из этого исторического описания следует, что Нацоператор организует на уровне бумажной и финансовой работы всю деятельность по захоронению РАО, а фактически работы будут выполнять коммерчески-настроенные компании. В софинансировании захоронений появятся и деньги из заграницы (см. выше).

Отметим, на слушаниях по этому поводу особо не распространялись. Зато обещали региональный бонус. Кроме налогов в бюджеты, планируется создание дополнительных вакансий - главным образом для железногорцев. Двести человек получат работу, остальные - отходы.