Новая шкура милиции

Прошлая неделя в Красноярском крае началась и закончилась стрельбой полицейских по людям

14.03.2012 в 09:58, просмотров: 2167

Закону «О полиции» исполнился год. Во вторник, 6 марта, начальник ГУ МВД России по краю Вадим Антонов на пресс-конференции рассказал об итогах работы ведомства. «Реформа шагнула далеко за рамки обычной смены вывески и в целом была направлена на создание правоохранительного органа, нацеленного на защиту прав и свобод человека, надежно обеспечивающего безопасность личности, общества и государства», - заявил журналистам Вадим Валентинович. Случилось это на следующий день после того, как его подчиненные застрелили мужчину недалеко от магазина «Красный Яр». Через четыре дня от пуль полицейских погиб житель Железногорска.

Новая шкура милиции

Эти случаи применения табельного оружия, на первый взгляд, похожи. По сообщениям пресс-службы ведомства, граждане первыми напали на правоохранителей; полицейские, рискуя жизнью, исполнили служебный долг. Не сводка новостей - сюжет для сериала.

Однако для сценария подходит лишь железногорский вариант, где все происходило по законам жанра. 62-летний мужчина находился в розыске по подозрению в причастности к заказному убийству заслуженного врача России Геннадия Мельникова. (Напомним, бывшего главврача железнодорожной больницы нашли со связанными скотчем руками и простреленной головой 20 февраля 2011 года.)

Когда сотрудники уголовного розыска и СОБРа нагрянули с обыском на квартиру, хозяин не открыл дверь. Потом потребовал, чтобы выпустили его родственников. Полиция исполнила просьбу, дав невинным людям возможность покинуть помещение. Воспользовавшись паузой, мужчина открыл огонь по визитерам и бросил три гранаты. В результате перестрелки сотрудник СОБРа был тяжело ранен, подозреваемый убит.

Стоит заметить, что полицейские в данном случае не совершили геройского поступка, они просто выполнили свою работу. Так, как должны делать всегда. В этой истории все ясно.

Другое дело - ситуация около «Красного Яра». Застреленный 46-летний мужчина не был опасным преступником. Он был инвалидом, состоящим на учете в психоневрологическом диспансере. Неужели трое полицейских (оперативно приехавший на место экипаж ППС и участковый), прошедшие спецподготовку, не могли справиться без пальбы? Уже одно это вызывает сомнения в правомерности применения оружия.

Далее - сплошная нелепица. ЧП со стрельбой произошло поздно вечером, а уже к утру была закончена служебная проверка. Пресс-служба ГУ МВД по краю сообщила: «Применение табельного оружия сотрудником ОВД признано правомерным». Это тем более странно, что волокита - неотъемлемый признак нашей правоохранительной системы. Здесь же все произошло настолько оперативно, что диву даешься. К утру и заявление работника супермаркета уже имелось (о том, что покупатель угрожал ему ножом), и уголовное дело, и результаты служебной проверки. Не могу поверить, чтобы охранник сам, без подсказки додумался писать заявление на покойника. Это противоречит житейской логике. Зато вполне вписывается в логику полицейскую. Ведь глупо упускать шанс поправить отчетность: есть заявление, дело раскрыто по горячим следам, преступник в наличии (тем более что в свое оправдание он уже сказать ничего не сможет), и при этом нет необходимости лезть под град пуль как в Железногорске...

ХХХ

Уж, извините, Вадим Валентинович, но рапортовать о том, что реформа оказалась не простой сменой вывески - рано. Пока все так, как было раньше.

По-прежнему простые граждане терпят побои от стражей порядка. Три дня назад в Абанском районе, согласно данным Следственного комитета по краю, сотрудники органов «проводили проверочные мероприятия по сообщению о незаконной порубке леса. В ходе получения объяснений полицейские применили физическое насилие к пятерым жителям поселка Высокогородецк, причинив им телесные повреждения».

По-прежнему простые граждане погибают в стенах ОВД. Как случилось в конце января с 24-летним Антоном Шаферовым.

Полицейские остановили парня на улице Краснодарской: дескать, «психическое состояние мужчины вызвало опасение», он шел по проезжей части и размахивал руками. Антона увезли в отделение «для установления личности и оказания медицинской помощи». Там он умер. «При вскрытии судебно-медицинским экспертом каких-либо признаков насильственной смерти не обнаружено», - сразу же заверила пресс-служба СКР по краю.

А через две недели, после того, как об этом стали гудеть СМИ, а родители погибшего устроили пикет у «серого дома», на том же сайте появилась, по сути, противоположная информация. Сообщалось: «В ходе судебно-медицинского исследования у Шаферова обнаружено кровоизлияние в области рефлексогенной зоны чревного сплетения, которое возникло от травматического воздействия в область живота и повлекло тяжкий вред здоровью. При указанной травме моментально наступает остановка деятельности жизненно важных органов». Возбуждено уголовное дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть». Но что-то подсказывает: действия правоохранителей вряд ли удивят такой оперативностью, как в случае с пальбой у «Красного Яра».

Ни новый закон, ни переаттестация не стали панацеей. Полиция верна милицейской традиции: ложь во имя сохранения «чести мундира», когда речь идет о фактах применения насилия к гражданам. Примеров милицейской изворотливости - множество. Один из самых шокирующих - убийство томского журналиста в вытрезвителе, руководство которого, пытаясь замять историю, сначала уверенно отрицало ЧП и защищало милиционера-садиста. Если б не СМИ и общественность, ему удалось бы избежать наказания…

На пресс-конференции Вадим Антонов произнес: «Считаю приоритетным продолжение построения партнерских взаимоотношений между гражданами и полицией».

По мне, звучит как угроза…