Экстремизму не хватает экстерьера

Общество закрылось по ячейкам из-за дефицита информации?

21.08.2013 в 08:11, просмотров: 2815

 В Красноярске возбуждено уголовное дело по статье «организация деятельности запрещенного религиозного объединения». ФСБ считает обвиняемую создателем местной женской ячейки исламской организации «Нурджулар». Всего спецслужбы выявили восемь участниц незаконного движения. Ни о национальности экстремисток, ни о конкретных деяниях ячейки органы госбезопасности не сообщают. Впрочем, если углубиться в историю вопроса, частное любопытство отпадет. Его сменит куда более глобальное.

Экстремизму не хватает экстерьера
Рисунок: Анатолий Самарин

 Еще в 2002 году директор ФСБ рассказывал журналистам о турецкой религиозно-националистической секте, которая через созданные ею фонды и коммерческие фирмы действовала в России, «решая широкий спектр задач в интересах разведки». Затем последовало пресечение деятельности «Нурджулар» по регионам: в Башкирии, Дагестане, Карачаево-Черкесии, Татарстане, Поволжье, Москве, Санкт-Петербурге.

До Сибири антиэкстремизм докатился в 2007 году, когда сотрудники ФСБ заподозрили новосибирского доцента Илхома Меражова в создании экстремистской ячейки. Меражов был не только университетским преподавателем, но и президентом культурно-просветительского фонда «Медресет-уз-Зехра», чья деятельность, по версии следствия, была направлена на исламизацию региона, установление мусульманского правления на основе шариата. В мае 2013-го Новосибирский суд приговорил доцента к году лишения свободы условно и штрафу в 200 тысяч рублей.

Как говорят правозащитники, по сложившейся практики уголовных дел, комментариям сотрудников ФСБ и прокуратуры можно судить о том, что членами «Нурджулар» считаются те, кто проповедует идеи турецкого автора Саида Нурси, русские переводы книг которого признаны экстремистской литературой 21 мая 2007 года.

Против этого решения выступили и Духовное управление мусульман, и правозащитники. «Творчество Саида Нурси имеет высокое духовное значение для современного исламского мира, а сам автор входит в число виднейших знатоков и толкователей священной книги мусульман - Корана», - говорил федеральный омбудсмен Владимир Лукин. «Люди, которые читают Саида Нурси, не были замечены в экстремистской деятельности, скорее, наоборот - они дистанцируются от политики, занимаются своими семьями, сохраняя мир со Всевышним и своими соседями», - еще более определенно говорил муфтий Красноярского края Гаяз Фаткуллин.

Тем не менее, запрет остался в силе, а в 2008 году Верховный суд РФ признал Международную религиозную организацию «Нурджулар» экстремистской и запретил ее деятельность на территории России. Тут уже с осуждением выступил Госдеп США, сетующий на ущемление прав религиозных меньшинств. Позиция мусульманских объединений на территории России свелась к тому, что организации «Нурджулар» не существует вовсе.

Но силовики, вооружившись постановлениями высших судебных инстанций, думали явно иначе.

В 2010 году Красноярский край взбаламутила новость: уроженец села Нижняя Пойма Николай Николаев убит в ходе спецоперации в Дагестане. В сюжете одной из местных телекомпаний рассказывалось, как в свое время Николаев отправился на заработки в Красноярск, ушел в радикальный ислам, отправился к боевикам. Репортаж возмутил ряд мусульманских лидеров Сибири и Урала. Они назвали информацию о том, что в «Красноярске вербуют в запрещенную экстремистскую организацию «Нурджулар» клеветой и подали соответствующий иск в суд.

Иск не был удовлетворен. Зато в том же 2010 году в Красноярске задержали группу из пяти мусульман, подозреваемых в причастности к «Нурджулар». Следственный отдел УФСБ по краю вменял им «умышленное создание условий для реализации целей международного религиозного объединения «Нурджулар» путем образования и деятельности его организованного структурного подразделения в Красноярске с целью установления религиозного правления и изменения государственного устройства путем создания всемирного исламского государства (халифата)».

В прошлом году суд постановил дело прекратить - за истечением срока давности. Зато еще одного - заполярного – последователя Нурси суд Норильска признал виновным в распространении электронного письменного обращения экстремистского содержания в телекоммуникационных сетях.

ХХХ

На основании скупых пресс-релизов ФСБ может сложиться впечатление, что экстремисты собираются едва ли не в каждом подвале. В нынешнем феврале, например, осудили на 13 лет 65-летнего пенсионера, отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова - за попытку государственного переворота. Читая материалы суда, попадаешь в какой-то бурлеск. Основной свидетель обвинения уже в ходе следствия признан невменяемым. Другой рассказал, что участника ополчения отправляли к послу Венесуэлы в Минске за деньгами и боевиками. Успехом эта вылазка не увенчалась, хотя для мятежников она была, судя по изъятому у них оружию, чрезвычайно важна: старый охотничий карабин «Сайга», ржавые пугачи, бутафорские гранаты, какие-то единичные реликтовые патроны времен Великой Отечественной войны. Повстанческих батальонов обнаружить не удалось, только разрозненных сторонников созданного опальным полковником националистического движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского». Его «ячейки» одновременно с процессом над Квачковым «ликвидировали» по всей стране. В том числе у нас: в Минусинске обезвредили пару пенсионеров и студента медицинского колледжа, которые на рынке раздавали антисемитские листовки…

Похоже, дело в том, что в 2013 году не очень понятно, где она находится, эта экстремистская Россия.

В мае 2005 главу красноярской еврейской общины Юрия Лившица вызывали в Следственный комитет по поводу трупов детей, чьи обгоревшие останки были обнаружены в одном из городских коллекторов. Дело долго квалифицировали как убийство, пока не закрыли (спустя два года) «за отсутствием лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого». Но поскольку школьники погибли накануне еврейского праздника Песах, на резонансное дело широко отозвались антисемиты. Сам Юрий Самуилович до сих пор вспоминает о том эпизоде с гневом: «Я был вызван и допрошен - не наша ли община убила детей в ритуальных целях?».

Но вот представьте себе, что в 2005 году Следком опубликовал бы, откликнувшись на общественный резонанс, пресс-релиз «О ходе расследования факта смерти школьников в городском коллекторе», и рассказал бы сухим юридическим языком про кровь христианских младенцев и прочие «жидомасонские» атрибуты. «Проводится проверка информации о том, что члены еврейской общины по предварительному сговору, в составе неустановленной группы, проводят действия ритуального характера, в ходе которых заведомо несовершеннолетним лицам, прошедшим через обряд крещения, наносятся телесные повреждения с целью кровопускания»…

ХХХ

Не берусь утверждать, что в отношении «Нурджулар» обвинения столь же абсурдны как и этот домысленный нами эпизод из жизни еврейской общины. Или преувеличены, как в случае с Квачковым и его «ополчением». Про эту организацию вообще ничего нельзя утверждать. Исламисты говорят, что ее вовсе нет. ФСБ в то же время «ликвидирует ячейки». Не поясняя при этом, чем они опасны, эти последователи Нурси. Сколько российских адептов турецкого деятеля ушли в леса с оружием, ставить растяжки между деревьями? Где их склады боеприпасов, когда совершены теракты? Чем они вообще опасны? Можно ли говорить о какой-то координированной сети, которая готовит исламский переворот? Если да, то что делать с мусульманскими лидерами, которые публично вводят в заблуждение? Если нет - то почему возбуждаются дела?

В конце 1990-х - первой половине 2000-х годов террористическая угроза была настолько осязаемой, что пояснений не требовалось. Однако сейчас все эти «ликвидации», «спецоперации» и «экстремистские объединения» вылетают непонятно откуда и непонятно куда проваливаются, из материальных доказательств своего существования оставляя лишь ржавый карабин или книжку исламского мыслителя. В 2013 году так сразу и не сообразишь, где находится экстремизм. И скупость спецслужб на пояснения не добавляет ясности. Общество становится тайным?