Экспедиция – первые впечатления путешественников

«Полстраны под парусом» идут на север по Енисею

6 июля 2017 в 06:27, просмотров: 1021
Экспедиция – первые впечатления путешественников

День первый: 26 июня

Экспедиции питерских экстремалов «Полстраны под парусом» в пути. Со звоном на палубу падает цепь, за ней ложится обмотанный водорослями якорь. Судно начинает тащить течением. Перекидываю руль направо, выравниваю его, и мы наконец-то направляемся на север...

Катамаран в виде 12 кубометров стальных труб, скрученных в тугие свертки надувных баллонов, и еще тысячи мелочей прибыл в Красноярск точно в срок. Обычно, его сборка максимум двое суток, но перестраховались и собирали более тщательно.

Во время спуска на воду, увидели «картину маслом»: вопреки, направлению течения и здравому смыслу, мимо нас продрейфовало бревно. Не дай бог, столкнуться на ночном переходе!

Покинуть гостеприимный город гордо под парусами не удалось – жара и полнейший штиль. Пришлось благородную ткано менять на циничный мотор и тратить запас топлива.

Пока командир спит, на вахте – капитан. Но выспаться не удаётся – тревога! «Разворачивай! Поднимай мотор! Якоря в воду!». Махом, становится понятно, что ситуация действительно аховая. Вместо основного судового хода, народ решил обойти островок по пути кратчайшим маршрутом и влетел в мелководную протоку с течением, которое сделало бы честь горной речке.

Якоря не держали – их просто волочило по облизанным водой, валунам. Судно вертело в стороны, а глубина за бортом только уменьшалась. Наконец один из якорей нашел свое место на дне, дав экипажу минутную передышку. Ее хватило, чтобы выставить мотор в минимальное заглубление, снова завести его и выровнять «Морского слона» носом против течения. За румпель встает наш моторист и электрик Влад, он считает, что мотор сможет. Ревущий движок по сантиметру вытаскивает нас на спокойную воду. Кажется, вот еще чуть-чуть и вырвемся. Влад выговаривает капитану Андрею, что «бороться за живучесть судна в первый же день – это моветон». Тот соглашается и обещает больше не выбирать «пути покороче». Тем более, что могучий Енисей на пару с мотором несут нас на север со скоростью, превышающей расчётную в полтора раза – 16 км/ч.

Нарядный катамаран, раскрашенный наклейками помогавших нам с подготовкой компаний, привлекает внимание. От берега в нашу сторону рванулась «Казанка» с рыбаками на борту. Не вполне трезвые мужчины поинтересовались судном, маршрутом, а в завершении попытались стрельнуть сигарет. Увы, такого добра на борту нет – все курящие члены экипажа приняли решение оставить вредную привычку ради пожаробезопасности.

Огорченные товарищи лихо отшвартовались, притерев бортом правый баллон «Морского слона». Обошлось, но было бы нелепо затонуть в первый же день экспедиции из-за пробитого «Казанкой» борта.

На закате прошли Железногорск – город одного стратегического завода и тройных периметров вокруг него. Помахали руками в сторону темных окон наблюдательных вышек и встали на ночевку ниже по течению. Влад успел на ходу домонтировать судовую электросистему – хватило зажечь на ночь круговой свет на топе мачты, чтобы всё было по правилам.

День второй: 27 июня

Ночью было «живо»: над «стапелем» пролетали совы, русло пересекали ондатры. Утром, играми на укулеле нас разбудил наш главный по верёвочкам, упаковочкам и коробкам Артём (в миру - кузнец и промышленный альпинист). Под звуки вступления из Electric Wizard движение вниз по течению возобновилось.

Первая половина дня ознаменовалась двумя встречами. Первая - с попутным сухогрузом. До этого, нам попадались только встречные суда, расходиться с которыми было не сложно. Здесь же, во избежание неудобств, маленькому «Морскому слону» пришлось уйти с обозначенного буями хода в сторону берега. Именно там, произошла вторая встреча – с большой хищной птицей. Орнитологов на борту не оказалось, поэтому пернатого предположительно опознали соколом. Видимо он высматривал добычу, но заметив катамаран полетел нам навстречу. Думали, что сядет на мачту, но не срослось.

За обедом отличился капитан, взявшийся готовить картошку. Помешивая ее моей, почему-то, ложкой, он отвлекся, и столовый прибор отправился за борт. «Моя ложка – теперь, твоя ложка», - вот и все, что он мне сказал. Енисею же, видимо, этот дар понравился, так как спустя полчаса, он прислал ответный. К борту прибило целехонькую банку пива – и даже, не просроченного!

Ледяная вода, из которой она появилась, резко контрастировала с температурой воздуха. Невыносимая жара была еще в Красноярске, но сейчас не спасала даже близость реки.

Вдруг, со стоящего у берега буксира, гаркнуло: «Будьте осторожны!». Это, похоже предупреждение! Но о чём? Лезем в навигатор и понимаем – впереди Казачинский порог. Место опасное и как поведёт себя перегруженный катамаран в бурлящей воде с S-образным судовым ходом – никто не знает! «Морской слон» аккуратно заходит в кипящий котел порога. В борта врезаются волны, пытаясь развернуть катамаран боком, но моторчик вновь выручает, уверенно продвигая судно вниз по течению. Становится ясно, что управляемости «Морской слон» не потерял, а значит и оставшийся путь пройдет без эксцессов.

День третий: 28 июня

На следующий день, начинаем движение «на зорьке». Над зеркалом Енисея – туманы, то и дело разрываемые воем движков «Казанок»: рыбаки из Казачинского вышли на ловлю. Выясняется, что наш моторист, взявший с собой кучу проводов, трубочек, и штифтов, обнаружил, что забыл дома абсолютно все носки. С одеждой со старта вообще, как-то не задалось. Соблазнившись красноярской жарой, все арктические комбинезоны, свитера и поддевки-утеплители рассовали по гермобаулам и присыпали сверху съестными припасами. Достать их теперь – дело обременительное и долгое. А на утренних и вечерних вахтах ощутимо холодает. Приходится обмениваться той одеждой, что есть под рукой.

Но, есть и хорошие новости. Нащупали оптимальный режим работы мотора: по скорости - 13 км/ч, и по расходу - около 1 л/ч. Паруса, по-прежнему ставятся эпизодически - ветра нет. Что принесло новые проблемы в виде стай огромных оводов, слепней и еще каких-то мотыльков, облепивших катамаран и не дающих покоя на вахте. Насекомые превышали в размерах знакомых нам по европейской части России в 2-3 раза и отчаянно громко жужжали.

Отбиваясь от назойливых крылатых, прошли слияние Ангары с Енисеем. Мы с капитаном пожали друг другу руки – в 2015 году в совместном путешествии нам довелось побывать у истока вытекающей из Байкала реки, а сейчас, получается, преодолеваем ее устье. Смешавшись с ангарским, ледяное течение Енисея набрало градусов и стало пригодно для настоящего купания. До этого, водные процедуры ограничивались забеганием в воду и столь же стремительным возвращением на сушу – сводило ноги.

Поддавшись влиянию перестраховщика Влада, зашли в Лесосибирск за бензином. Запасов и так хватало на следующие 1500 километров, но еще 30 литров драгоценного на севере топлива, лишними назвать никак нельзя. В городе, удачно пришвартовались к городскому пляжу, где моментально вызвали фурор, и даже пришлось водить детишек на экскурсию по палубе.

Енисей разливался все шире. На борту начались разговоры о том, что может и не стоит столь строго держаться судового хода и идти от одного буя к другому. Появился соблазн «срезать углы» на изгибах течения. Избавиться от иллюзий удалось уже к ночи. Навигационное происшествие, внесенное в судовой журнал, случилось двумя часами после полуночи.

Когда долго движешься, что на машине, что на лодке с мотором, в определенный момент сливаешься со своим транспортным средством в единое целое, остро чувствуя каждый изгиб дороги и каждый такт двигателя. Так вышло и в этот раз. Вырулив на самую середину русла, вдруг показалось, что скорость упала, а на румпель передались незнакомые вибрации от мотора. Одновременно с носа донесся крик Андрея: «Водоросли по курсу!». Сбрасывать скорость было уже поздно. Нас несло в заросли донной растительности, уютно расположившейся на локальном мелководье в 100 метрах от ближайшего берега. Выбирались долго, поминутно очищая винт от зелени и выискивая фонарем просветы в растительной каше.

День четвёртый: 29 июня

Утром Артём, с усталости завалившийся спать в рабочих штанах с пристёгнутым ножом, обнаружил, что его нет. Перетряхнув всё, что можно, он обнаружил его ровно под своим спальником – удивительно, что острейшее лезвие не порезало ничего из снаряжения. Услышав такие новости, Влад, спавший этой ночью рядом с опасным местом, незамедлительно утопил мыло.

Череда событий задала тон ходовому дню. Все свободные от вахты руки нашли применение в обустройстве быта на борту. За хлопотами не заметили, как по левому борту катамарана пристроилась очередная «Казанка». Ее рулевой поинтересовался, нас ли показывали по телевизору. Сразу, вспомнился сюжет красноярского телеканала, где наше судно назвали «плотом», а меня почему-то капитаном («Капитан плота» - смешно!). Мы ответили утвердительно и нам тут же была предложена любая помощь, от которой мы вежливо отказались. Приятно встречать таких людей!

На закате услышали с проходящего судна в свой адрес: «Ночью стоять надо!». Совета послушались, тем более что при подходе к берегу нашли защитой винта выступающий камень в каких-то 10 метров от края судового хода. Событие взволновало моториста, и он настоятельно потребовал стоянку для инспекции движка на следующий день.

Влад поменял винт мотора на грузовой. Если накануне скорость катамарана составляла 13 км/ч при скорости течения 7 км/ч, то теперь скорость выросла на 0,5 км/ч при одновременном снижении течения до 5 км/ч. Жизнь на катамаране входит в размеренный ритм. У всех есть какие-то дела. К вечеру встречное движение усиливается. Мы машем проходящим судам, они сигналят в ответ.

День пятый: 30 июня

Утром проходили посёлок Бор. На карте рядом с ним отмечена огромная заброшенная РЛС – советское наследие. Местные лодочники нас разочаровали – от станции остались «рожки да ножки»: всё распилили на металл. Зато, во время стоянки наконец-то повезло в рыбалке – поймался 400-граммовый окунь. На радостях отстоял почти 7-часовую вахту на руле и с чувством выполненного долга ушел спать. Проснулся от качки и возгласов «Волны как на Ладоге!». За окном каюты свистели снасти, пенились гребни волн и рычал, выскакивая из воды, мотор. Капитанским решением уходим на берег.

На суше ждал сюрприз – медвежьи следы, прямо напротив места швартовки. Через 100 метров ещё одни – на сей раз, парные. Похоже, медведица с медвежонком. Так и стоим, осторожно поглядывая в сторону леса. «Тайга – закон, медведь – прокурор», – прорезюмировал Артём.

Продолжение следует…






Партнеры