Артисты прославленного коллектива готовы покинуть родные пенаты

Минуло несколько месяцев после публикации в «МК» статьи «Танец без регулировщика»

18 мая 2017 в 05:50, просмотров: 1491
Артисты прославленного коллектива готовы покинуть родные пенаты
Фото с сайта www.bomond.com

Минуло несколько месяцев после публикации в «МК» статьи «Танец без регулировщика», в которой было рассказано о патовой ситуации в прославленном коллективе. Тогда в редакцию обратились несколько артистов ансамбля танца Сибири имени Михаила Годенко. Причём это были ведущие солисты из числа «первых лиц». Именно их прежде всего видят зрители на сцене. Они рассказали о тревожном закулисье, не видимом постороннему глазу. Это создало такие трудности для коллектива, что уже перед новым, 2017 годом многие артисты готовы были покинуть родной ансамбль.

Публикация вызвала определённый резонанс. Мало того, в коллективе произошли изменения, не исключено, связанные с критикой, высказанной в материале. Казалось бы, ситуация должна была нормализоваться: руководство, мол, услышало глас народа. Однако новые обращения представителей коллектива заставили задуматься: под маской преобразований скорее таились ветхие камуфляжные декорации. Сложившуюся ситуацию они называют «предреволюционной».

Чем недовольны мастера народной сценографии – опять был вынужден разбираться «МК».

Письма издалека

Напомним, в чём суть профессионального конфликта. Часть ансамбля считает нынешнего художественного руководителя Владимира Моисеева крайне непрофессиональным худруком, управленцем и постановщиком, не способным к новому поиску хореографической стилистики. А также плохим хранителем танцевальной традиции ансамбля, которая выковывалась десятилетиями и составляла славу коллектива и всего региона.

Сильное раздражение вызывала и «уникальная» манера худрука общаться с артистами. У последних создалось устойчивое впечатление, что они как бы «вторичны» по отношению к руководству. Внуку Игоря Александровича Моисеева, знаменитого основоположника жанра народно-сценического танца, коим является Владимир Борисович, припоминали патологическую пристрастность к самопиару.

Не удивительно, что одним из первых откликов на статью о конфликте в ансамбле была «убедительная» просьба опубликовать некое эссе – «Высокое народное творчество на сценах Крыма» в «МК». Героико-патриотический «рассказ» прислал на электронную почту редакции некто Балицкий – о своих «впечатлениях от выступлений в Крыму» Красноярского ансамбля танца Сибири во время прошлогодних гастролей.

Эссе получилось витиеватым. Особое место в описании, как оказалось, было отведено, конечно, Владимиру Моисееву: «Он всегда с радостью привозит свою команду в Крым, ведь это для него не чужбина. Он вырос в Коктебеле и до сих пор, как только появляется возможность, стремится посетить родные места у подножия Кара-Дага. Под руководством В. Моисеева хореографы (…) создают достойные композиции… Сегодня ансамбль танца Сибири каждым концертом, каждым своим номером подтверждает высокое почётное звание академического коллектива».

В самом коллективе опус оценили крайне скептически – это стало одной из причин, которые заставили «МК» отказаться от полного его воспроизведения не только по стилистическим соображениям, но и по содержательным.

Во-первых, сами танцоры сочли гастроли крайне непрофессионально подготовленными: залы были полупустыми, афиш практически не было. Немногочисленные зрители в Крыму с сожалением говорили о том, что, мол, плохо, что никто не знал о концертах. Во-вторых, по поводу академизма ансамбля вообще возникала целая дискуссия. Застой и разруха – вот одна из характеристик, выданных участниками коллектива внутреннему состоянию ансамбля.

Взгляд изнутри

Лидия Федяева, экс-директор ансамбля, покинула его стены пару лет назад. Но до сих пор переживает за эмоциональное и профессиональное состояние коллектива:

– Ансамбль фактически раскололся на две части. Причина в непрофессионализме руководства. Мне всё время говорят об этом ветераны. Мы предлагали приглашать наших танцоров-ветеранов, чтобы они помогали сохранять дух творчества Михаила Годенко. Но этого не происходит. Худрук был назначен без конкурса, сам ничего не ставит. Он просто не умеет.

Не так давно она так вспоминала о феноменальности отца-основателя Михаила Годенко в его постановках:

– Он видел будущее в танце. Он ставил и думал, чтобы этот танец был интересен и в XX веке, и в XXI, а может быть, и в XXII. Михаил Семёнович был великим экспериментатором, новатором в танцевальном искусстве. В своих постановках он соединял академизм и современное эстрадное направление. Получился интересный синтез. До сих пор критики танца не могут отнести его постановки ни к одному из существующих жанров и направлений. Так и называют: годенковский стиль. Темп, интрига и красивый финал.

Именно такого мастерства, энтузиазма и радения от постановщика вправе ожидать танцоры ансамбля, по крайней мере, самая активная и деятельная их часть. А что они получают на деле?

Солисты ансамбля рассказывают о буднях так:

– Когда мы приходим в репетиционный зал, худрук не ставит задачи. С нами работают репетиторы. У Моисеева-младшего вроде за плечами балетная школа, но почему он не может организовать процесс? Не умеет? Или никогда не умел? Это вызывает сильное раздражение. Мало того, обновление программы чаще всего сводится к простой перестановке «слагаемых»: в одной программе одни и те же номера идут в одном порядке. В следующий раз их просто меняют местами, и готово – вот новая концертная программа. Для нашего зрителя это становится причиной постепенной потери интереса к нашему творчеству – а красноярскую публику мы ценим выше всех.

Пепел и алмаз

Это мнение поддерживает другой товарищ по команде, он недоволен тем, что коллективный дух сотворчества, который запомнился ещё в годы руководства Михаила Годенко, фактически канул в Лету:

– Вот есть у нас номер «Россия». Его ставил целый коллектив соавторов. Однако во время первого показа мы услышали, как конферанс объявляет, мол, автор постановки Владимир Моисеев. Мы чуть не попадали со сцены от такого присвоения результатов коллективного труда. И это – только один пример из жизни худрука.

Ежегодно 1 мая артисты вместе друзьями маэстро ездят на его могилу: так скорбно и торжественно одновременно отмечают в ансамбле его день рождения. Однако никто не приглашает туда телеоператоров или журналистов, в отличие от собственных выступлений в СМИ худрука Моисеева-младшего. Ему, например, принадлежит такой перл: «Мы многое успели сделать, коллектив воспарил, как Феникс из пепла». Это он о своих деяниях в ансамбле.

Не исключено, корни такой «невнимательности» к памяти о великом основателе кроются и в гастролях ансамбля по городам США образца 2014 года (http://see-daytonabeach.com/events/moiseyev-siberian-dancers/#.WRh5POXyiyL), когда в афишах на сайтах заморских билетных касс значилось: «Moiseyev Siberian Dancers», что в буквальном переводе: «Моисеева сибирские танцоры». Выглядит, согласитесь, как минимум нескромно и самолюбиво, максимум – беспрецедентно дерзко. Словно попытка подмять имя маэстро под своё звонкое, «родовое».

«Ему просто повезло»

Однако у ребят другое мнение по поводу результатов работы худрука.

– Владимиру Борисовичу, который пришёл около семи с половиной лет назад в ансамбль танца Сибири, просто повезло. Его деятельность долгое время не вызывала больших нареканий по одной простой причине: все «шестерёнки», если можно так выразиться, в коллективе были отлажены, как в точных часах. Но без него и задолго до него. Наработки были мощными. Ему просто повезло: одновременно с ним в коллектив пришёл очень мощный выпуск танцоров из Красноярского хореографического колледжа. Но это совсем не заслуга Моисеева, – негодуют они.

Тем не менее, за последние полгода жизнь в ансамбле оживилась. Создан художественный совет, который, как предполагалось, станет высшим управленческим творческим органом ансамбля, коллегиально и профессионально оценивающим концертную программу и новые постановки.

Второе новшество – открытие творческой мастерской «Посох», которая должна аккумулировать идеи сторонних постановщиков. Последняя вызывала особые надежды ансамблистов на фоне творческой бездеятельности Моисеева: за много лет его личный вклад в развитие народного эстрадного танца, как оценивают некоторые его подчинённые, стремится к нулю.

Но что произошло на деле? Солисты говорят: практически все решения после худсовета, который проводится раз в месяц, всё равно ложатся на сукно стола худрука. И там затихают, похоже, навсегда. А по поводу лаборатории артисты говорят так: отобраны четыре новых номера, но каков будет результат – полный туман. Никто не видел и половины из будущих танцев. План только на бумаге.

Не найдено пока замены и тем пяти танцорам, которые покинули ансамбль танца Сибири после трагических событий в Академическом ансамбле песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова, став участниками этого коллектива.

«Все «трюкачи» уехали – ансамбль, можно сказать, обескровлен», – считают коллеги в Красноярске. На их языке трюкачи – это те, кто исполняет самые сложные хореографические элементы в танцах. А значит, зрелищность, уровень ансамбля под угрозой. Но, судя по всему, сам Моисеев и его «общественные помощники» видят угрозы в другом.

Недавно на одном из интернет-ресурсов Иркутска появилась «пугающая» статья, главным стержнем которой обозначен такой «страх» по поводу возможного ухода Владимира Моисеева из ансамбля. Цитата: «Но в отличие от истинных мастеров, если ему придётся покинуть коллектив, заменить худрука будет некем». Фраза, мягко говоря, странная. Тем более что перед Моисеевым после ухода из жизни Михаила Годенко худруками коллектива отработало около десятка специалистов – с меньшим апломбом, но с большими результатами.

– Мы хотим работать, развиваться, ездить на гастроли, чтобы показывать своё мастерство миру, нести людям культуру Сибири, –ждут от худрука артисты.

– Но ситуация такова, что мы готовы покинуть родной ансамбль, который любим всей душой, и уехать в другие коллективы, где многих наших примут с радостью. Так, как сейчас, нельзя работать, точка кипения достигла предела, – предъявляют претензии к Моисееву они.

Пока его основными качествами танцоры считают умение крепко держаться за кресло руководителя, получать зарплату и проводить приятно время в окружении телекамер. Ну, а жаждущим творчества артистам перед новым сезоном 2017 года он щедро посулил «большую жизнь»: мол, поедем в этом году в гастрольный тур по Юго-Восточной Азии.

Надо ли говорить, что в нынешнем графике ансамбля такой поворот судьбы даже не упомянут. Обещать возрождаться из пепла не впервой.



Партнеры