Константин Сенченко: «Нам надо повысить качество интеллектуальной элиты»

Как будет развиваться краевая столица и получит ли она такой официальный статус

10 мая 2017 в 10:51, просмотров: 664
Константин Сенченко: «Нам надо повысить качество интеллектуальной элиты»

Как будет развиваться краевая столица и получит ли она такой официальный статус – об этом не говорит в последнюю пару лет только совсем уж равнодушный к урбанизму отъявленный социопат. Где строить дороги, как обустраивать скверы и жилые кварталы, где жить (и жить ли вообще) в городской среде бездомным животным, где парковать авто? Эти и иные, не менее сложные социальные дилеммы и дискуссии по их поводу возникают с незавидной регулярностью. После принятия генплана до 2033 года, казалось, дебаты должны притупиться. Куда и с какой скоростью должны двигаться муниципальные власти вкупе с депутатами и чьи интересы – радикального меньшинства или консервативного большинства горожан при этом учитывать, «МК» расспросил Константина Сенченко, народного избранника в горсовете Красноярска и предпринимателя, известного инновационными и инвестпроектами.

Игра на выжимание

- Константин Владимирович, многие важнейшие решения по поводу стратегии развития Красноярска рождаются в стенах горсовета. Но не является ли сам почтенный орган, причем чуть ли с момента избрания нынешнего состава, местом бесконечных споров? Только из-за непринятия тех или иных документов муниципальный совет оказывался несколько раз под угрозой роспуска, не говоря уже о межличностных распрях…

- В спорах рождается истина, это нормальный процесс поиска стратегически выверенных, одновременно гибких, антикризисных решений сложных проблем. Единодушное голосование под дудку одной партии или персонажей действительно кануло в лету. В городском парламенте идут серьёзные дискуссии. Это касается многих общегородских тем. Но есть и внутренние дела. Вот пример. У части депутатов накопилось много претензий друг к другу - по поводу исполнения своих обязанностей на постах глав постоянных комиссий. Процедура их переизбрания – нормальная ротация внутри депутатского корпуса, это внутреннее дело членов комиссий. Все решения в конечном итоге принимаются коллегиально на сессиях! Если большинство проголосуют, чтобы какого-то убрать, а кого-то поставить, «переставить местами» – это понятная практика, прозрачная и законная. Это рабочие ситуации, не надо по этому поводу накручивать истерику.

- Последняя внеочередная сессия оказалась сорвана: некоторые ваши коллеги по ГС сочли повестку излишне политизированной…

- Это другой вопрос – лишения мандатов депутата. Считаю, сейчас у надзорных органов проявилось чрезмерно повышенное внимание к декларациям депутатов. У меня такое ощущение: если так досконально и дотошно проверить все декларации муниципальных депутатов в стране, то большую часть поселковых, районных, горсоветов надо распускать. Потому что, когда приходит претензия со стороны каких-то органов - лишить депутатского мандата нардепа, у которого площадь недвижимости в документах регистрирующего органа отличаются от тех, что у него «на руках», несколькими метрами - это абсурд. Ошибки неизбежны из-за человеческого фактора! Это что, коррупция? Ведь главная цель декларационной кампании – стать заградительной мерой для проявления именно коррупции.

- Кстати, госслужащие в случае подобных нарушений отделываются лишь дисциплинарными наказаниями вроде замечаний или выговоров. Как наказать народного избранника? Не выговор ж ему в трудовую записывать! Тем более, что большая часть их работает на неосвобождённой основе.

- Это законодательный казус, который делает нардепов крайне уязвимыми. Моё мнение - не мы давали мандаты, не нам их и отбирать! Нас, депутатов горсовета, выбрали горожане прямым голосованием. Но вот в чём проблема. Нынешнее законодательство позволяет депутатам в случае объединения в пулы выдавливать неугодных большинству. Самое слабое звено законодательной нормы в том, что фактом для лишения мандата служит не расследование правоохранителей, не решение суда, а лишь частное мнение народных избранников. Часто основанное на неких подозрениях. Прокуратура, к примеру, не проводит расследование. И депутаты – не судьи, не следователи: никто не исследует доказательства, подлинность нарушений. Это приводит к тому, что на любого депутата можно подать кляузы, например, на основе того, что он не отдал вовремя мифический долг, и устроить публичную порку после придуманной истории. Когда кто-то идёт против мнения большинства в городском парламенте, появляется возможность лишить его мандата! Вспомним прошлогодний пример. Пятеро депутатов не сдали вовремя декларации, имели одинаковые нарушения, однако после голосования только один из них был лишён мандата. Иными словами, кто смог договориться, тот и выигрывает! Кстати, «уволенный» таким образом Сергей Суртаев так и не сумел через суд добиться восстановления статуса депутата.

Общество на грани развития

- Тем не менее, кроме «внутрикорпоративных» споров, депутаты вместе с городскими властями постоянно сталкиваются со значимыми для всех жителей мегаполиса дилеммами…

- Известно в глобальном смысле: поиск эффективных моделей общественного взаимодействия и устройства служит единственным условием выживания социума. Правила, нормы, законы формируются на основе взаимного общественного соглашения, считал, например, Лоуренс Кольберг, исследователь психологии развития, автор корпуса дилемм, в которых общественное мнение и законы противопоставлены субъективному чувству справедливости. Любопытно, что все сюжеты Кольберга не имеют единственно правильного решения. И могут вполне быть экстраполированы на порой кажущиеся неразрешимыми проблемы городского устройства. Мы постоянно сталкиваемся с тем, что нужно находить решения с учетом мнения большинства и меньшинства населения. Искусство такого управления - учесть все точки зрения, насколько это возможно. Талант лидера в широком смысле проявляется в умении налаживать полноценный диалог большинства с меньшинством, искать компромиссы. Мы же сегодня в основном стараемся присоединиться к позиции большинства.

- Вот пример острой общественной дилеммы - строительство храма на Стрелке разделило общество на тех, кто за и кто против. Один из архитекторов, кстати, высказался так: как храм, который уже сегодня, на стадии идеи, стал поводом для распрей, вообще может быть построен?

- У нас разных конфессий, но хватает и тех людей, которые вообще не относятся к религиозным группам, - атеисты. Многие считают площадь, где планируется поставить здание храма, местом для общегородского досуга и противятся стройке. Как найти консенсус? Убеждён: нет хороших или плохих мест для храмов, да и любых других сооружений. Всё зависит от того, как это будет выполнено в архитектурном плане и не повредит ли это остальной, сформированной среде. Кроме строительства новых храмов стоит обратить внимание на те здания, которые раньше имели отношение к РПЦ. Самая актуальная проблема - это бывшая духовная семинария, кстати, очень интересная по архитектуре, на Горького, где сегодня расположен госпиталь. Возможно, здание лучше восстановить за средства военного ведомства, которое его сегодня эксплуатирует, а людей, которые там проходят лечение, перевести в современное учреждение здравоохранения?

- К слову о старинной архитектуре: надо ли восстанавливать древние деревянные дома в центре города или их пора сносить?

- В некоторых «молодых» странах – Америке, Австралии, Новой Зеландии - нет такого культурного слоя, как у нас или в Европе. Недостаток старых улочек в мегаполисах воспринимается как лакуна. Не хватает архитектурного разнообразия! А в Красноярске такой проект реализуется. Речь идёт об «Историческом квартале», который запланирован как мультикультурное пространство - в стилистике деревянного зодчества XIX века. На его территории люди смогут качественно проводить досуг и одновременно приобщаться к культуре прошлого. Причём ведь это не отдельно стоящее здание, а целый архитектурный ансамбль. Прилегающая к кварталу часть улицы Горького к 2019 году станет полностью пешеходной. Сейчас идёт дискуссия, какой она должна быть. Но есть сложности. Например, некоторые строения эксплуатируются силовыми ведомствами, ещё три дома надо расселять по программе развития застроенных территорий. У всех организаций, причастных к проекту, своё видение перспективы. Нам надо найти всем вместе общее решение, чтобы учесть все иногда противоречивые мнения.

- Еще одна общегородская проблема, пока не нашедшая решения – строительство крематория, который позволит сэкономить земли, отведенные под кладбища.

- Дилеммы в этом проекте нет. У нас в Сибири для кладбищ земель хватает. Но проблема крематория - не в дефиците территорий. Ежегодно повышается мобильность населения. Как следствие - люди оставляют родовые захоронения в запустении. Это становится крайне неприглядным зрелищем. Другое дело, когда прах родственников из крематория красноярцы могут забирать с собой при переезде в другой город или страну, или оставлять в колумбарии. О чём стоит подискутировать – так это о том, за счёт каких средств - бюджета города или частных инвесторов - будет строиться крематорий? Чтобы снизить монополию на рынке ритуальных услуг, возможно, крематорий стоит построить как муниципальный объект.

Или вот ещё одна острая проблема. Что делать с бездомными животными? У муниципалитета нет денег на содержание питомников. Добровольцы подбирают животных, лечат, пристраивают к новым хозяевам на собственные средства или благотворителей. Но этих усилий мало. Здесь нужны воспитательные меры, нацеленные на разные группы людей. Чтобы не получалось так: сначала собаку заводят, а потом выбрасывают её на улицу. А то получается, что мы берём на себя миссию – кого-то решаем отстреливать, кого-то - спасать. Общество должно принимать продуманные, интегральные, гуманные решения.

- Как бы разномастны не были проекты городского развития, цель у них одна – сделать Красноярск местом притяжения для нового поколения.

- Развиваться нам остро необходимо, чтобы Красноярск становился местом, привлекательным для жизни. За счёт чего? У нас, например, так выстроена вся налоговая система, что большинство городских налогов уходит в федеральный и краевой бюджеты. В городскую казну поступает около 5% от налогов на прибыль компаний. Офисы крупных компаний находятся в столице страны, центре прибыли! Следствия такие - бюджетная обеспеченность жителей Красноярска в разы ниже, чем москвичей. Но нам нужна своя позиции, чтобы выравнивать межбюджетные отношения с центром. Проблем у Красноярска много: надо строить школы, сносить ветхое жильё и так далее. В поиске средств город вынужден занимать средства у банков. Депутатский корпус даёт согласие на кредитование в надежде - федеральный центр тоже нам поможет! Мы получили в этом году 5,5 млрд рублей от федерации, это так. Но надо думать, как их самим заработать. Будет развитие города - его будут выбирать для жизни успешные, молодые, талантливые люди. Качество человеческого капитала впрямую зависит от среды. Пока миграционные потоки говорят об обратном: от нас уезжают доктора и кандидаты наук, а приезжают люди с низким образовательным цензом. Это нужно изменять. Нам надо повысить качество интеллектуальной элиты! Тогда Красноярск и станет «местом силы».




Партнеры