Александр Клюкин: «Правды Востров боится больше всего на свете»

"МК" попытался разобраться в конфликте акционеров телекомпании

13 марта 2013 в 09:03, просмотров: 4857

В ноябре прошлого года жена экс-депутата Госдумы Александра Клюкина разразилась открытым письмом, в котором обвинила гендиректора ОАО ТВК Вадима Вострова в уводе активов и незаконном захвате управления всей деятельностью компании. Сам Востров - тоже в открытом письме - назвал обвинения Клюкиных «наглой ложью и клеветой». Так конфликт акционеров перешел в публичную плоскость, к судебным тяжбам добавился скандал. «МК» решил выяснить у «зачинщика», как сейчас обстоят дела с многочисленными исками и для чего ему вообще понадобилось выносить сор из избы.

Александр Клюкин: «Правды Востров боится больше всего на свете»
Фото: Владимир Бестужий

- Александр Николаевич, не все в курсе, а те, кто в курсе, не до конца понимают: в чем суть конфликта между вами и Вадимом Востровым?

- Суть в том, что за последние годы руководства Вадимом Востровым телекомпания ТВК стала, как следует из финансового баланса, убыточным предприятием. И лишь в 2012 году, после нашего конфликта, сальдо оказалось положительным. Подавляющее большинство активов выведены в аффилированные с Востровым фирмы. В них, в ущерб ТВК, происходила капитализация: туда закупалась новая техника, на эти фирмы заключались договоры. В самой телекомпании ТВК, образно говоря, остались только лицензия и имя - там даже людей мало работает. ООО «Новости», ООО «Новое утро» и ООО «Студия Видеопродакшн» учреждены и возглавляются родственниками и друзьями Вострова. За два года эти три предприятия получили доход 170 млн рублей, почти 100 миллионов - ООО «Новости».

Летом прошлого года мы с женой Натальей узнали, что в компании-держателе акций ТВК (ООО «Акции», которой принадлежит 64 % акций ОАО «ТВК 6 канал», где Наталья Клюкина с Востровым являются соучредителями в равных долях - «МК») летом 2011 года изменен устав. В пользу Вострова: он обеспечил себе несменяемость и отстранил других учредителей (Клюкину) от возможности принятия решений. Еще в одной совместной компании нарушен паритет долей и потерян корпоративный контроль. Наше единственное на тот момент требование к Вострову - вернуть прежнюю редакцию устава, и наши претензии были бы исчерпаны. Востров тогда сказал категорично: «Этого не будет никогда». И понеслось. Теперь вопросов к нему уже гораздо больше.

- Однако Востров дает понять в своем письме, что конфликт случился из-за фильма «Нулевые».

- Фильм «Нулевые» вышел в апреле 2012-го. Незаконное собрание, повлекшее незаконное изменение устава, о котором Наталья говорила в письме (и теперь эти слова подтвердил суд), произошло в июле 2011 года. Кстати, в этом жульничестве оказался замешан еще один акционер - депутат ЗС края Марина Добровольская, которая у следователя утверждала, что принимала участие в том собрании. В любом случае, финансовые потоки были выведены намного раньше. Поэтому при чем здесь «Нулевые»? Вострову выгодна нравственно-творческая плоскость. Выгодно обсуждать некий миф о борьбе за правду. Он и Добровольская живут в ими же созданной мифологии правдоборцев-обличителей. Рассказывают с телеэкранов и депутатских трибун, как нехорошо воровать, подделывать документы, как важна объективная и независимая позиция суда. А на деле: выведены активы, подделаны документы. Теперь чего ходить по кабинетам и договариваться с властью?

- Что значит договариваться с властью? Востров же написал в открытом письме, что вопросы будут решаться в суде…

- Написал. Суды идут, споры разрешаются. На данный момент семь наших исков судом удовлетворено. Мы думаем, они этого не ожидали. Возможно, расчет был на авторитет и родственные связи привлеченных юристов. Они пытаются также заручиться поддержкой таких людей, как Александр Викторович Усс (спикер ЗС края - «МК»), возможно, сообщая ему «свою правду», а может быть, для того, чтобы обезопасить депутата Добровольскую от вероятных разбирательств относительно ее участия в деятельности коммерческой организации. Такое ощущение, что делается очень большая ставка на это. Иначе как объяснить позицию их юристов в суде: «у нас нет документов», «мы не можем представить протокол собрания», «не имеем листы регистрации участников в собрании» и т. д.?

Но есть другая правда - правда документов. Поэтому ключевой иск мы выиграли: доказали в суде, что протокол собрания акционеров, на котором был изменен устав, не содержит достоверных данных и сфальсифицирован. Выражаясь юридическим языком, текст протокола содержит неправдивую информацию, что Наталья была на собрании. Более того – выступала и голосовала, и даже сама предложила утвердить новую редакцию устава. А Натальи там не было и быть не могло: она летела в это время в самолёте в Москву, это подтверждено документально.

- Если протокол сфальсифицирован, то почему ни Востров, ни Добровольская не несут уголовную ответственность, как вы о том говорите в письме?

- Хороший вопрос. Мы написали заявление в следственный комитет. Многих сотрудников вызывали для беседы. Все они воспользовались правом по 51 статье Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников». То есть Сердюкову, которого они радостно поливают с экранов, нельзя пользоваться 51 статьей, а если подделывает подписи и фальсифицирует документы кто-то другой - то, конечно, как забыть о Конституции? Но следственная проверка продолжается.

Я скажу вам больше. Фальсификация протокола и их утверждение о том, что сама Наталья Клюкина предложила изменить устав – это лишь вершина «айсберга фальсификаций». Еще один эпизод. Когда первые иски были поданы в суды, Востров пообещал нам большие неприятности. Во-первых, перестал выплачивать дивиденды, заявив в письме к нам, что «все ваши деньги я буду тратить на юристов». Во-вторых, потребовал вернуть ранее выплаченные деньги, и мы получили иски от ТВК и работника компании с мотивами, что денежные средства были перечислены якобы ошибочно.

- О каких подделках идет речь? И как технически возможно перечислить средства «якобы ошибочно»?

- Оказалось, что платежи, которые перечислялись Наталье Клюкиной на банковский счет, оформлялись как займы. Конечно, не ожидая удара в спину, мы не проверяли оснований платежей, тем более что в отчетах от ТВК сообщалось о перечисленных дивидендах на банковскую карту. Да и разве можно получать кредитные деньги, не подписав кредитный договор? Мы сделали запросы во все банки, отыскали такой документ. И что же? Подпись Натальи поддельная. Они не боятся подделывать и другие финансовые документы, но о «договоре займа» я могу открыто говорить, потому что это один из фактов, документально подтвержденных. Поэтому-то Востров сейчас очень суетится, он наконец-то начал понимать, что есть пределы безнаказанности.

И ладно бы все делал сам, он ведь еще массу людей в это втянул. Фальсификациями и манипуляциями занимался не только он лично. Под документами стоят подписи его директоров, бухгалтеров - множества людей, у которых есть дети… Я с большим уважением отношусь к семье Мозговых: Дмитрий руководит радиостанциями нашего медиа-холдинга, Ирина - журналом. Они вообще очень честные, порядочные люди, и всегда день в день перечисляли нам дивиденды с наших активов. Как только начался конфликт, выплаты прекратились. Я понимаю, что это «приказ Вострова», но не все должно строиться на деньгах.

- Востров говорит о том, что вас никто из сотрудников телекомпании не поддерживает. Может, дело в этом?

- Ну что значит «не поддерживает»? Все эти люди - подчиненные Вострова. Он их работодатель, от него зависит, будет ли у них работа. К тому же он вводит их в заблуждение, рассказывая им, что я плохой, пришел развалить все, что сделано непосильным трудом. Почему они меня должны поддерживать? И как? Устроить сидячую забастовку?

Вострова поддерживает, на мой взгляд, не более десяти человек, рискуя собственной репутацией, возможно, даже идя против закона. Это те, кого он уже втянул, кому отступать некуда, позади кодексы об административных, уголовных, трудовых и прочих нарушениях.

Что же касается остальных сотрудников, здесь я на месте Вострова не бравировал бы любовью коллектива. Мне говорили, что много желающих поменять телекомпанию как место работы.

- Почему?

- Ну вы представьте себе внутреннюю атмосферу. Вот директор выплачивает своей жене, находящейся в декретном отпуске, по миллиону рублей ежемесячно. И это только официально, это то, о чем все знают. Сотрудникам это понравится? Я уверяю: как только начнется шатание - люди начнут говорить правду. А правды Востров боится больше всего на свете.

А пока чего бы медиа-сообществу его не поддерживать? Он же такой парень, Путина не любит… Жуликов и воров публично бичует… Но с началом этого конфликта появились люди, которые публично заявили, что им предлагали по телефону снять с эфира разгромный сюжет за деньги. Получается, не все, против кого выступал Востров, на самом деле были «плохими парнями», а просто вошли в сферу его бизнес-интересов или возможных психологических комплексов.

Почему я говорю о комплексах?

Эта ситуация помогла мне на многое из истории ТВК и пути «успешного менеджера» Вострова взглянуть по-новому. Достаточно вспомнить Людмилу Селиванову: благодаря ей он стал генеральным директором ТВК, а позже, не моргнув глазом, ежедневно унижал ее в сюжетах телекомпании. Ее многие не любили, но странно, что он старался больше всех. Другой пример. Долгушина Ирина Васильевна в свое время спасла Вострова от уголовной ответственности по "позорной" статье, за которую он мог бы и поплатиться свободой. Теперь это нисколько не останавливает Вострова и его приближенных от выдачи ей нелестных характеристик и написания оскорбительных писем в ее адрес. Есть вещи, которые нельзя забывать и переступать через них нельзя. Нельзя и все.

- И все-таки: ваша конечная цель?

- Чем закончится эта история - решит суд и акционеры после судов. Цель судебных разбирательств - восстановление справедливости и законности. Необходимо остановить Вострова и напомнить ему об уважении к закону, чтобы у когда-то нанятого менеджера не было ощущения вседозволенности и безнаказанности. Даже если он сегодня сам акционер.

- Но ведь он вам предлагал выкуп доли еще в начале конфликта…

- Предлагал. В свое время он предлагал выкупить активы у второго акционера, представляющего структуры Олега Дерипаски. Теперь вот мне. Вопрос в цене, которая должна быть адекватной. Востров же предложил мне за все активы цену вполовину меньше стоимости его московской квартиры.

- А вы сколько хотели?

- Вопрос не в том, сколько я хочу или Востров хочет. Вопрос в том, сколько это реально стоит с учетом всех факторов: акционерный спор, состав активов и состояние рынка, перспективы капитализации и т. п. Важен цивилизованный, справедливый и независимый подход к оценке стоимости активов. Может, я прослезился бы по итогу, как мало стоит то, откуда выкачали все ценное, может, порадовался бы. Но это было бы по закону и в соответствии с бизнес-практикой.

Кстати, мы тогда же, в начале конфликта, предложили Вострову выкупить его долю, но уже в два раза дороже, чем предложил он. Ответа нет. А ведь продажа доли – тоже способ решения корпоративного конфликта. Любой владелец актива должен всегда быть готов к тому, чтобы этот актив продать. Готов ли к этому Востров? Наше предложение остается в силе. Но если он сделает нам адекватное предложение, мы его изучим и, если оно будет интересным, примем.

Медиа-активы ради политической карьеры мне не нужны. Я просто хочу восстановить то, что самовольно изменено Востровым. В судах мы решаем именно этот спор. Я знаю, что и зачем мы делаем. Куда и зачем идет Востров - на этот вопрос он должен ответить себе сам.

Раньше Востров очень любил цитировать героя Бодрова. Я хочу ему эти слова напомнить: «Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда, тот и сильней. Вот ты обманул кого-то, денег нажил. И чего, ты сильнее стал? Нет, не стал. Потому что правды за тобой нет, а тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильнее». Так в чем сила, Востров?



Партнеры