Грязное белье ложа водохранилища

Богучанская ГЭС утопила гектары леса, уникальные артефакты, бюджетные миллиарды, опасные могильники и человеческие судьбы

6 марта 2013 в 08:46, просмотров: 3487

В течение нескольких лет «МК» рассказывал читателям о бардаке, а порой и беспределе, которыми сопровождалась подготовка ложа водохранилища Богучанской ГЭС к затоплению. При этом на зачистку территории и переселение людей отписывались огромные средства. Как сообщили нам в министерстве экономики края, всего с 2007 по 2013 годы на подготовку ложа выделено 10,5 миллиарда рублей из федерального бюджета и около миллиарда - из краевого.

Сегодня мы решили, так сказать, подвести итог проделанной работе.

Грязное белье ложа водохранилища
Рисунок: Анатолий Самарин

О том, что водохранилище БоГЭС рискует стать гнилым озером, «МК» писал не раз. Как в воду глядел. На днях Всемирный фонд дикой природы (WWF), опубликовал информацию (основанную на снимках с космического спутника): в ложе, заполненном сегодня до отметки 185 метров, под воду ушло 22 тысячи гектаров неубранного леса. И это тем более странно, что региональное минэкономики, курировавшее процесс, неоднократно на голубом глазу докладывало (в том числе в правительстве РФ): территория зачищена полностью. То есть надо понимать так - деньги освоены? Любопытно, на что их потратили, если 22 тысячи гектаров леса ушли под воду? Думаю, надзорным органам есть повод это выяснить.

Для России проблема лесов-утопленников, кстати, не нова. С ней уже сталкивались - при строительстве Саяно-Шушенской ГЭС. Тогда советские партфункционеры признали: оставлять под водой не вырубленные и не зачищенные участки было большой ошибкой. Со временем деревья вырываются из грунта и сильно усложняют жизнь эксплуатационным организациям станции. Несмотря на это, ситуация повторяется. Почему? Краевые чиновники не в состоянии учиться на чужих ошибках? Тогда мы в очередной раз задаемся вопросом о соответствии этих руководителей занимаемым должностям.

ХХХ

В ложе БоГЭС под воду ушел не только лес, но и уникальные артефакты. По информации Института археологии и этнографии РАН, на территории края в зоне затопления оказались 49 памятников. Особую ценность представляют уникальные погребальные комплексы.

В Красноярском педагогическом университете в феврале прошел круглый стол - обсуждали эту тему. Специалисты уверены, что удалось спасти лишь десятую часть истории, скрытой в кежемской земле. Участники назвали утрату этих памятников «крупнейшей историко-культурной катастрофой XXI века в Сибири».

Вот только краевое министерство культуры так не считает. «Масштабы спасательно-археологических работ и объем привлеченного для этого финансирования (около миллиарда рублей) не позволяют говорить о какой бы то ни было историко-культурной катастрофе», - заявила на круглом столе замминистра культуры Ольга Севастьянова.

Странная, согласитесь, логика: измерять результат размером финансирования. Особенно если учесть российскую практику. Чем больше денег выделяется, тем больше возникает сомнений, что они потрачены эффективно и на благие цели.

ХХХ

До сих пор тревожной остается ситуация со скотомогильниками в зоне затопления. В июле 2012-го директор компании ООО «Сибстройком» (генподрядчик санитарных работ в ложе) Вячеслав Кудрук, уверял «МК»: «Накрыты бетонными саркофагами три скотомогильника в зоне затопления. Мы полностью убирали продукты жизнедеятельности человека, вывозили из территорий-поселений, чтобы к минимуму свести вред, который может быть причинен экологии, когда вода зайдет в населенные пункты». На работы было потрачено 350 миллионов бюджетных рублей.

Однако в декабре депутаты сельсовета поселка Недокура направили краевым властям письмо, в котором рассказали подробности обезвреживания скотомогильника в селе Заимка. Вот одна из цитат обращения, приведенная на портале plotina.net: «Ликвидаторы «промахнулись» и уложили бетонную плиту не на сам скотомогильник, а на земельный участок, который расположен в двух километрах дальше по течению Ангары». Из публикаций на сайте следует также, что скотомогильники в Кежме и Панове не утилизированы должным образом.

Несмотря на пугающую информацию СМИ, ее никто до сих пор не опроверг. Молчание ответственных за мероприятия по обезвреживанию скотомогильников рождает подозрение: в ложе не чисто.

ХХХ

Переселение кежмарей из зоны затопления - особая строка региональной программы, поскольку речь идет о живых людях и их искореженных судьбах. Как сообщили «МК» в министерстве экономики края, в мертвую зону попал 21 населенный пункт Кежемского района. Там проживали 11 тысяч 331 человек. По официальным данным, квартиры получили 5 тысяч 137 человек. То есть более половины кежмарей потеряли жилье, не обретя нового?

Летом 2012-го, когда министерство объявило, что переселение завершено, люди, ставшие по вине чиновников бездомными, вышли с плакатами на пикет здания регионального правительства.

Как получилось, что они выпали из поля зрения министерства, - загадка. А может, эти сорванные с родных мест люди так портили отчетную статистику, что чиновники решили сделать вид, будто их попросту нет, и объявили о завершении проекта по переселению? Отчаявшись найти правду у краевой власти, кежмари решили создать общественную организацию, чтобы бороться за свои права. Сейчас она проходит стадию регистрации документов.

ХХХ

В ложе, где подготовка шла из рук вон плохо, не раз менялись ответственные чиновники. Что удивительно: некоторых после этого ждал карьерный скачок. В 2008 году «МК» писал про построенный для переселенцев дом в Боготоле, готовый сложиться словно карточный. Глава краевого минэкономразвития Сергей Верещагин встречался тогда с кежмарями и обещал исправить ситуацию. Люди до сих пор воюют с властью, боясь засыпать в своих квартирах, а Верещагин греется в кресле замминистра минрегионразвития России.

Руководителя «Дирекции по подготовке к затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС» (ДПВ БоГЭС) Владимира Навродского после ряда публикаций «МК» сняли с должности, но сделали это тихо, не портя ему репутации.

Замминистра экономики края Вячеслава Жгуна, курировавшего все, что происходило в ложе, тоже уволили в конце прошлого года - «по собственному желанию». Причем дали чиновнику напоследок отгулять двухмесячный отпуск, оплачиваемый за счет налогоплательщиков.

Под занавес вдруг появились-таки уголовные дела. Руководителя «Дирекции по комплексному развитию Нижнего Приангарья» Дениса Стрельцова ГУ Следственного комитета России по краю обвинило в растрате 49 миллионов рублей. А новое руководство ДПВ БоГЭС заподозрило директора Рамиля Рахимова и его зама Василия Кузьмина в превышении должностных полномочий. Ими был заключен контракт на 12 млн рублей на поставку оборудования для водоочистки, но прокуратура при проверке оборудования не нашла.

В ГУ СКР «МК» на днях заверили: расследование продолжается, уголовные дела не прекращены. Но дойдут ли они до суда – большой вопрос. Ведь ни один ответственный за подготовку ложа чиновник еще не понес наказания.



Партнеры