Антимонопольщики ответят словом за слово

МРСК Сибири начала массированное наступление на краевое УФАС

29.01.2014 в 08:06, просмотров: 1678

 Всему виной - скандальная пресс-конференция, которую замруководителя региональных антимонопольщиков Олег Харченко провел в конце прошлого года. Не скупясь на подробности и эпитеты, он поведал о деле в отношении сетевиков, возбужденном по заявлению КРЭК. Теперь МРСК подала на УФАС иск в Арбитражный суд, чтобы признать заявления Харченко порочащими деловую репутацию. Еще одно заявление направлено в прокуратуру, так как, по предположению юристов компании, такие высказывания могли сами по себе повлечь нарушение антимонопольного законодательства. И еще одно - в ФАС России, с просьбой отстранить замруководителя от должности и провести в его отношении служебную проверку.

Антимонопольщики ответят словом за слово
фото: www.fedpress.ru
Репутация МРСК Сибири стала темой для обсуждения.

Логика сетевиков понятна: до рассмотрения дела по существу Олег Петрович, выступая как судья, позволил себе оценочные суждения. Речь в арбитражном иске идет о конкретных словах и формулировках. Всего в заявлении МРСК восемь высказываний, и имеет смысл рассмотреть их подробнее.

Некоторые из слов антимонопольщика опровергают не только в МРСК. Например, о том, что «РЭК Красноярского края у нас никакой роли в регулировании тарифа в передаче электроэнергии на территории Красноярского края по всем крупнейшим потребителям уже не играет. Теперь у нас все тарифы определяет служба по тарифам Республики Тыва с 1 июля 2013 года, по крайней мере, до середины 2014 года. Теперь РЭК Республики Тыва определяет, кто чего платит за передачу электрической энергии на всей территории». Это, по словам Харченко, относится ко всем краевым филиалам компании.

Как пояснил «МК» зампредседателя РЭК Александр Ананьев, тарифы устанавливаются по месту нахождения имущества, а не по месту регистрации организации: «У нас порядка 15 организаций зарегистрированы в Москве, а тарифы устанавливаем мы... Так что это скажется только на взаиморасчетах между сетевыми организациями».

Другие высказывания вызывают вопросы скорее к истцам. «МРСК Сибири сделала предложение о том, что у нас небольшой трудовой коллектив, и мы могли бы сосредоточиться на более впечатляющих темах: мол, если вы на этих темах сосредоточитесь, мы готовы вам в этом методически помочь. Расценивайте это как хотите, то есть всяческая помощь. Просто не смотрите некоторое время, с годик, например, в эту сторону», - рассказывал Харченко на пресс-конференции. Затем он заявил, что «дело мы будем рассматривать, невзирая на предложения методические подпритормозить и написать, например, какую-то книжку...» То есть вопрос не в том, подрывают ли озвученные факты репутацию сетевиков, а в том, был ли этот разговор на самом деле. Если был – то порочит МРСК скорее сама себя. Если не было, если антимонопольщик все это придумал – тогда почему не подано заявление более серьезное - о клевете?..

Что еще МРСК не понравилось в словах Харченко?

«....Представляете, все активы, все сети переданы в Туву за 2,5 млн рублей арендной платы, которую установила в месяц МРСК Сибири. То есть это миллиардные активы, находятся в Туве...»; «у нас ничего нет. Все, что можно, мы отдали более дееспособному субъекту - тувинцам»; «...фактически доведение до состояния неплатежеспособности, банкротства хозяйствующего субъекта - МРСК Сибири - за счет этих манипуляций с Тываэнерго образует состав не только административного нарушения...».

Эти высказывания интересны не сами по себе, а в связке с теми, к которым претензий у энергетиков не возникло. Говорил Олег Петрович много, самые громкие его определения разошлись на цитаты. Все вместе они составляют довольно любопытную картину. Хоть в Туву и были переданы не все активы и не все сети, однако туда уходят «практически все финансовые потоки, а МРСК показывает балансовый убыток в два миллиарда». УФАС их штрафует, а они «приходят, приносят свой баланс и говорят: вы видите, нас нельзя штрафовать, мы практически банкроты» - но это связано не с тувинскими манипуляциями. Ну а в целом ситуация в компании – это «какой-то страшный процесс», сравнимый с 90-ми годами. Может быть, даже «крупномасштабная афера».

Казалось бы, вот где в словах Харченко надо искать повод для иска. Но к этому претензий у энергетиков нет. Неужели действительно крупномасштабная афера?..



Партнеры